Пошлые рассказы

# 1126

Вафлистка

Превращение

— Эй Давид, а ты читал эту книгу?

— Леша, книги читают только такие ботаники как ты.

— Давид, тут пишут, что если девчонке дать пососать член в период полового созревания, у неё развивается мания лизания полового члена.

Качек глупо уставился на Лешу.

— И что это значит?

Денис вдруг оторвался от компьютера.

— А ну Лёха принеси мне эту книгу.

Все трое уставились в книгу Денис начал в слух читать:

— Вафлистка — это девушка или женщина, которая начала целовать мужской половой член раньше, чем испытала первое половое сношение. Обычно вафлистками становятся в 13–18 лет.

Как только Денис замолчал, комната погрузилась в тишину.

На ум приходил один вопрос и почти одновременно они произнесли его в слух:

— А есть ли у нас в классе вафлистки? — и одновременно поняли, что скорее всего нет.

— Ну, раз нет, так давай сделаем! — Денис даже покраснел, юношеские гормоны уже распирали чресла.

Он уже представлял, как одноклассница Лиля лижет его член. Лиля была самая красивая девушка класса.

— Вот Лильку, например, — осипшим голосом сказал Денис. Двое других молчали.

— А про Андрея ты забыл? — Леша имел в виду её парня.

— Тем более Андрей сказал, что сломал ей целку, — Давид тоже сидел красный, представляя Лилю на коленях перед собой.

В комнату тихо постучала Света — сестра Лёши и попросила у брата ручку.

— Света, а сколько тебе лет? — вдруг спросил Денис.

— А что? — Света ярко улыбнулась, довольная, что он с ней заговорил. Денис ей очень нравился, уже оформившийся высокий юноша, не то, что её старший братик хлюпик, даже заступиться за неё не может, хоть Леша с Денисом и одногодки.

— Ты так повзрослела за последнее время, — задумчиво сказал Денис.

И действительно буквально за короткий срок из маленького подростка начала формироваться девушка. Округлившаяся грудь, рвалась наружу из маленького подросткового топика. Она еще не носила бюстгальтер, и налитые сосочки хорошо проступали на натянутой материи. Кости таза были еще по детски узки, а ягодицы уже приобрели соблазнительно-округлую форму. Но не от этого у него разгорелось пламя между ног. Её губы по девичьи розовые были созданы для члена. На миниатюрном ротике розовели два распухших лепестка, рожденные для поцелуев мужского достоинства.

Как только за ней захлопнулась дверь Денис повернулся к Лехе:

— Теперь у тебя есть реальный шанс отомстить сестре. Она идеально подходит на роль вафлистки. Только начала формироваться в женщину, еще мало, что знает о сексе и тем более, ни с кем еще не спала. Отец ваш капитан и почти всегда в плаваниях, а мать директор одной из косметических фирм и часто в командировках. А домохозяйка нам не помеха. Тем более есть тайный дом ваших родителей. Обещаю, что через неделю, Светочка будет стоять перед нами на коленях и её щёчки, будут раздуваться от наших членов.

— Денис ты же знаешь, я давно хочу наказать эту маленькую, правильную стерву. Но думаю, у тебя ничего не выйдет. Она сильно правильная, сильно стеснительная и сильно скромная, — Алексей не верил в эту затею, но ему очень хотелось увидеть унижение этой маленькой сучки.

— Получится, — довольно улыбнулся Денис, от волнения у него вспотели руки, — судя по книге, она должна сначала увидеть лизание члена со стороны, член должен быть красивый и девушка должна получать от этого искреннее наслаждение и удовольствие.

— Тогда приступим, — с неуверенностью согласился Леша. Он так и не смог простить Свету, ей ведь не стоило рассказывать отцу, о том как он подглядывал и снимал на скрытую камеру её обнаженную в душе. Тогда его очень жестко наказали.

Света сегодня рано вернулась со школы. Дома никого не было и она стояла голая перед зеркалом рассматривая себя с довольной улыбкой — девочка превращалась в девушку и мальчики из старших классов уже совсем по-другому смотрели на неё. Она сразу подумала о Денисе и покраснела, вспомнив, как он на неё смотрел. Мысли её прервал звонок. Накинув, халат она открыла двери, на пороге стоял Давид, он был чем-то взволнован:

— Позови, пожалуйста, Алексея.

— Его еще нет дома, он будет часа через три, — Свете не нравился Давид — от него веяло злом и ей казалось, что он жестокий человек. Она видела один раз, как он избивает мальчишку из её класса, после этого она к нему чувствовала только страх.

— Вот черт, вот черт, что же делать? — он стоял и мялся на месте в панике.

— Может, я могу чем-то помочь? — неохотно предложила Света.

— Понимаешь, мы должны этот пакет отдать сегодня вечером пацанам из моего двора, а если не отдадим, то у нас с Лёшей будут проблемы. А меня сегодня после обеда предки в деревню забирают.

— Ну так оставляй мне этот пакет, а вечером Леша его отнесет твоим знакомым, — ну и тупой же он, подумала Света, но вдруг поняла, что Давид знает, что это единственный для него выход из ситуации и не хочет оставлять ей пакет.

— Света я не могу тебе оставить пакет.

Свету это сильно заинтриговало, она очень любила совать нос в дела брата:

— Давай так — я позвоню моему брату на мобилу и он будет через полчаса тут. Если у вас такие проблемы.

— Света у меня совсем нет времени, я тебе оставлю пакет, а ты позвони брату, но не вздумай заглядывать в пакет, — Давид немного успокоился и как бы сам себе под нос пробормотал, — полчаса это нормально, не успеет посмотреть.

— Что не успею? — переспросила Света, но он уже бежал домой.

Света закрыла дверь и сразу заглянула в пакет. Там лежал диск в черной коробке. Она быстро включила компьютер. Это был зарубежный фильм, но какой-то обрезанный и начался он без титров. Действие происходило в классе, за партой сидела школьница. Свету удивила её одежда — блузка была ей явно маленькая и сильно обтягивала грудь девушке, а лифчика не было вообще. Юбка в клеточку, расклешенная, но очень короткая, почти как мини и чулки ниже колен. Девушка была явно старая для учебы, лет семнадцать. В классе была только она и молодой симпатичный учитель, он что-то ей объяснял на непонятном языке у доски. Света хмыкнула и хотела, было выключить, как тут камера вдруг опустилась под парту и она чуть не ахнула — у девушки под юбкой не было трусиков и она водила указательным пальцем по своей киске. Учитель тоже заметил это, он подошел к ней и сам опустил руку между её ног. Другой рукой начал расстегивать девочке блузку. Камера опять опустилась под парту, где рука учителя нежно массировала киску девушки. Свету от такого бросило в жар, а между ног уже сразу все повлажнело. А на экране учитель расстегнул третью пуговицу и голая грудь ученицы выпрыгнула из блузки. Учитель что-то сказал и девушка встала перед ним на колени, расстегнула ему брюки и сняла их, потом медленно спустила с него трусы. Тут дыханье Светы заметно участилось, она увидела первый раз в жизни мужской член крупным планом. На красивом загоревшем теле мужчины камера показывала этот орган в максимально удобном ракурсе. Идеальный мужской пресс переходил в безволосый лобок, потом камера, опускаясь, показывает еще вялый пенис спокойно лежащий на крупных яичках. И тут вдруг в кадре появляется женский язык, который слегка лизнул оголенную, розовую головку. По члену прошла пульсация, он немного дернулся и начал набухать. Чтобы ускорить процесс ученица опять и опять лизнула мужской член. Света не понимала, что с ней происходит — между ног горел жаркий, сладострастный огонь, а рука невольно опустилась к промежности и ладонь от неуверенного ощупывания быстро перешла к судорожному потиранию между ног. Девушка заворожено смотрела на монитор, как член наливается кровью, превращаясь в фаллос, как на нем запульсировали венки, как сильно порозовела и заблестела головка, как быстро он начал увеличиваться и менять форму. Всё это действие, буквально гипнотизировало ум тринадцатилетнего подростка. Девушка на экране облизала губы и поцеловала учителя в розовую головку. Потом ученица обхватила палку мужчины двумя руками, приподняла её вверх и начала целовать мошонку. Обхватив яичко губами, она начала нежно посасывать его перекатывая во рту и нежно массируя мошонку губами. Затем ученица взяла его головку себе в рот и начала её сосать. Света удивленно смотрела как блестящий член потихоньку с каждым новым погружением в рот пропадал всё глубже, как упираясь в щеку с внутренней стороны он сильно оттопыривал её. Но больше всего, что удивляло и возбуждало Свету, это удовольствие и усердие с каким ученица сосала мужской член.

Тут она услышала, как щелкнул замок. Она быстро вытащила диск, выключила компьютер и не успевши привести себя в порядок, растрёпанная выбежала в коридор, где с Алексеем разувался Денис.

— Света ты себя нормально чувствуешь, почему ты такая красная? — с улыбкой спросил Денис.

Света находилась как в тумане от увиденного. Облизав пересохшие губы, она вяло поздоровалась, отдала Леше диск и пошла к себе в комнату.

— Так Леха, первый этап пройден успешно — она посмотрела диск. Девочка зреет, видал, как она мне пялилась на ширинку. Но нам надо немного подождать, пусть она всё переварит, а потом приступим к последней стадии её превращения.

Увиденное так сильно потрясло девушку, что она долго не могла прийти в себя. Света буквально на пару дней выпала из обычной жизни. Сцена из порнофильма всю дорогу крутилась у неё в голове, избыток подростковых гормонов буквально кипел в крови, вызывая дрожь в руках, разжигая огонь в груди и снизу живота. До того, как она увидела этот фильм жизнь её была похожа на малиновый сироп — без забот и печалей, все интересы были детскими и не серьезными. Но после увиденного всё изменилось — как будто в её организме разжалась мощная пружина разбрызгав по нему соки сладострастия. А этот орган между мужских ног — он был так прекрасен, Свете казалось, что нет ничего нежнее на свете, к чему прикасались женские губы. И она много фантазировала, представляя как стоит на коленях перед Денисом и доставляет ему удовольствие.

Тем временем у Леши дома Денис в слух читал:

— Для возникновения вафлизма у любой женщины необходимо: во-первых, увидеть лизание мужского члена в молодом возрасте (не старше 18 лет); при этом появляется только половое любопытство к вафлизму, желание его; во-вторых, впервые поцеловать мужской член в том же возрасте — так называемый «феномен первого лизания». Вот тогда возникает и собственно вафлизм — непреодолимая страсть к лизанию половых органов.

— «Во-первых» мы уже сделали. Она хоть и не в живую увидела как берут в рот, но судя посему эта легкая порнушка её просто шокировала. А тебе Давид прямо надо в театр идти выступать, — крутя диск в руках, Денис похвалил Давида.

— «Во-вторых» у нас никогда не получится, Денис я знаю свою сестру. Может, диск её и шокировал, но сосать она не будет никогда в жизни — гордость не позволит, как бы сильно ей не хотелось.

— Леша, но желание ведь у неё уже есть. Ты же сам рассказывал про огурец, — на удивленный взгляд Давида, Денис пояснил, — Леха в её комнате видел огурец со следами зубов, но она его не ела, огурец целый только с царапинами и вмятинами от зубов — она его сосала. Говорю вам, она уже почти наша, осталось ей только сунуть за щеку и все. Леха когда твои родители опять разъезжаются? Послезавтра на два дня? А потом на целый месяц? Это то, что нам нужно. Значит, сделаем так…

Света лежала на кровати перед телевизором. Мокрая ладонь находилась между ног, тело еле подрагивало от пережитого оргазма. Большой палец другой руки находился у неё во рту, а перед глазами стоял налившийся член учителя из порнофильма. Теперь ни одного дня не проходило у Светы без мастурбации — ей казалось, что это очень плохо, но остановиться она уже не могла. Родителей не будет два дня, брат на Дне рождения, находясь одна дома, она очень сильно жалела, что не успела скопировать диск. Тут в дверь позвонили. Быстро одевшись, Света, открыла дверь и замерла в изумлении.

Брат с другом занесли в дом мертвецки пьяного Дениса. Подняли на второй этаж и бросили в Лешиной комнате на кровать.

— Пусть отоспится, потом отправишь его домой, он малость перебрал а, я дома ночевать не буду, — сказал брат Свете и убежал.

После того как закрылась дверь, Света поднялась в Лешину комнату. Денис лежал без сознания, весь мокрый, в волосах были водоросли, а в комнате стоял запах ила. Света поняла, что он купался в речке прямо одетым. Она начала его трясти, пытаясь разбудить, но Денис даже не открыл глаза, как сильно она его не трясла. Она очень мало знала о Денисе — этот симпатичный парень был новым другом её брата, они даже не учились с Лешей в одной школе. Она увидела Дениса где-то месяц назад и он сразу вызвал в ней симпатию и казалось, притягивал к себе как магнит.

«Я не могу оставить его здесь лежать в мокрой одежде, он может заболеть», — думала Света. От пришедшего на ум вывода, что ей придется его раздеть, у неё вдруг кольнуло в подушечках пальцев и дыхание прерывисто сбилось, а под сердце хлынула теплая волна.

«Нет, я не могу, а вдруг он проснется, как это будет выглядеть? Да он точно не проснется. Даже если проснется, грязно-мокрая одежда все объяснит и он поймет», — успокаивала себя Света.

Через пару минут Денис лежал в одних трусах, хоть было и нелегко его раздеть, но девичий задор, похоть и любопытство придали ей силы. Света принесла с ванны влажное полотенце и обтерла все его тело — делала она это очень нежно. От страха, что он проснется, у неё дрожали коленки. Её взгляд, то и дело останавливался на бугре его трусов. Девушка положила руку на этот бугор, и начала щупать. Парень на это никак не реагировал. Потом, недолго думая, сняла с него трусы. Вся промежность Дениса была начисто выбрита и без единого волоска. Член был такой как у учителя с того порнофильма, что она смотрела, но какой-то вялый как будто сдутый. Мошонка от холодных трусов сжалась, аккуратно выделяя крупных размеров яички.

Света села сбоку кровати и как завороженная уставилась на половой орган Дениса. То, о чём она так страстно мечтала последние два дня, находилось в метре от её горячих губ. Очень осторожно протянула руку и дотронулась пальцем до ствола. Пенис был холодный на ощупь и немного влажный от мокрых трусов. Возбужденная девушка, даже не замечала, как часто она облизывает свои дрожащие губы. Не долго думая она положила всю ладонь на его член, он дрогнул и запульсировал под теплом ладони. Света в страхе отдернула ладонь, но потом медленно вернула руку и взяла член в кулак. Он был уже теплый, пульсация чувствовалась еще сильнее — он рос, наливался кровью, розовая крупная головка величиной с кулачок младенца полностью оголилась. В таком состоянии член был в полтора раза больше увиденного Светой в порнухе. Под нежной податливой кожицей, ладонь нащупывала твердый пульсирующий стержень. Девушка в изумлении начала медленно крутить член Дениса, низко наклоняясь и рассматривая его. Ноздри на её маленьком носике невольно раздулись, от головки шёл возбуждающий, мускусный запах. Вся красная от возбуждения, уже не контролируя своё затуманенное похотью сознание, девушка лизнула головку — она была солоновато-сладкая со странным незнакомым привкусом, член в её руке сильно дернулся и еще больше окреп. Не выдержав, она еще раз облизала головку, а потом сразу погрузила её себе в пересохший рот.

И тут в Светиной голове как будто, что-то переклинило. Пропал и страх, и любопытство, и стыд. Как только горячая головка коснулась Светиного нёба, всё её тело заполнила похоть, она расплывалась волнами от низа живота по всему телу. Горячий член, казалось, вибрировал у неё во рту, языком она чувствовала пульсацию каждой венки.

Со стороны сцена возбудила бы любого мужчину — на кровати лежал абсолютно голый парень без сознания, между его широко расставленных бёдер, поджав под себя ноги, на коленях сидела белокурая девочка-ангелочек, совсем недавно ставшая девушкой. Голубые глазки которой, были сильно округленны в удивлении, как будто она увидела что-то необычное, или узнала про себя что-то новое. Ноздри подростка были сильно расширены, девочка вдыхала незнакомые для себя, взрослые запахи любви исходившие с жезла парня. Ушки и щеки девушки горели багровым цветом, а маленькие кулачки направляли мощный фаллос в кольцо пухлых губок. Если бы Денис сидел в кресле сзади девушки, он бы увидел, как из-под короткой юбочки выглядывают розовые трусики с влажной полоской девственных соков на них.

Целую минуту Света как завороженная сидела с членом во рту без движений, только вдыхая этот новый запах и привыкая к этому возбуждающему вкусу на языке. Розовая головка, коснувшись её языка начала наливаться и еще больше увеличиваться в размерах в горячем девичьем рту. Этот рост буквально завораживал Светино сознание. Потом, медленно приходя в себя, Света начала посасывать член Дениса. Сначала медленно и неуверенно, а потом быстрее и с чувством начала наращивать амплитуду сосательных движений, все глубже погружая член себе в ротик, вспоминая, как двигала головой ученица из фильма. Пересохшие пухлые губы, поначалу неловко тершиеся об кожицу члена, постепенно увлажнились слюной и уже легко скользили по длине ствола.

Денис уже даже не закрывал глаза, не было смысла — Света так сильно увлеклась, что даже не смотрела на него. На губах парня играла улыбка, не из-за того, что делал юный неопытный рот с его членом, нет — он улыбался от вида того, как это невинное создание запутывается в расставленных им сетях. Он слышал, как таких дурёх подсаживают на иглу, а потом они за дозу согласны и зад собаке полизать, но не это ему надо было. Он подсадил девушку не на иглу, а на член, наивно полагая, что от этого будет всем хорошо — ведь видно, что она получает от этого удовольствие, вон как глаза закатила.

Сосала Света неумело, но с упоением — член не входил глубоко в рот, она не прятала зубы за губами, и поэтому иногда довольно неприятно цепляла ими головку, и языком во рту совсем не работала — но это всё у неё впереди. У Дениса уже был опыт с проститутками. Были шлюхи, которые сосали хорошо, которые сосали на отлично, но не одна не делала это с таким задором, упоением и удовольствием как это делает сейчас Света.

Идея притвориться пьяным была просто идеальна, он отбросил предложения Лехи и Давида заснять на видео, как она мастурбирует и потом шантажировать этим. Это конечно могло сработать тоже, но Денис хотел, чтоб девушка пришла ко всему сама — и не ошибся. И те жертвы на которые он пошел (полное выбривание промежности, мазание члена возбуждающими кремами) себя вполне оправдали. Поток его мыслей прервал приближающийся оргазм.

Света почувствовала — что-то изменилось, мощное мужское орудие, казалось, еще больше выросло в размерах и окаменело, потом член задрожал, завибрировал, а головка гладкая и красная как спелый плод вишни запульсировала.

И тут произошло то, чего девушка никак не ожидала — возбужденный мужской рык: «Глотай», пришелся одновременно с мощным выстрелом густой солоноватой жидкости в Светино горло. От неожиданности девушка на выдохе, с его пульсирующим органом у себя глубоко во рту, поперхнулась и две горячие струйки спермы потекли у неё из ноздрей, сперма залепила всё её горло и девушку скрутило в удушливом приступе кашля. Света как завороженная, не понимая что происходит, сидела на корточках перед Денисом, голубые глазки расширенно и непонимающе смотрели сквозь парня, по багровым пухленьким щечкам стекали две слезинки, а на верхнюю влажную губу медленно стекала с носа сперма.

С последним толчком Денис открыл глаза, в нескольких сантиметрах от его малинового цвета головки, находилось еще совсем по детски невинное личико с затуманенным возбуждением, непонимающим взглядом, все мокрое от слез и спермы. И член его взорвался ещё раз и белесые капли полетели ей на кудри и на лоб.

Не зная что делать и понемногу приходя в себя Света начала оправдываться:

— Ой, Денис я не хотела, извини меня. Я…

Денис взял её под руку и как безвольную куклу подвел оправдывающуюся девушку к зеркалу в полный рост. Он понял, что все содеянное осталось только закрепить в её голове — ставши сзади, он обхватив её голову руками начал шептать ей на ухо:

— Светлана посмотри на себя в зеркало, на свое личико в моей сперме, нет, не вытирай его, посмотри как оно прекрасно, сперма украшает твоё лицо лучше любой косметики. Сегодня ты первый раз в жизни сосала мужской член и пила мужскую сперму. Нет, не надо плакать, ведь признайся, что тебе понравился её вкус и запах. И пройдет совсем немного времени, и ты снова захочешь испить этот сок. Тебе ведь понравилось доставлять мне удовольствие — сосать, нюхать мой запах, крепко сжимать ствол губами, прижимать мясистую и гладкую головку к нёбу, чувствовать пульсацию жилок у себя на языке, вспомни как он разбухал у тебя во рту, его содрогание при извержении, — голос Дениса постепенно становился все тише и слаще, а рука медленно скользнула под юбку послышался звук рвущейся материи и мужская рука поднесла мокрые трусики к лицу девушки, — получать самой удовольствие. Понравилось?

— Да, — тихо сказала Света и упала на кровать, рыдая в подушку, — очень понравилось, но всё это не правильно и не должно больше повториться!

— А ты уверена, что больше этого не захочешь, что лишишь своё тело такого наслаждения. Уверена ли ты, что сможешь побороть свои гормоны, и мучится, мастурбируя в пустой постели, лишая себя настоящего удовольствия? Твои губы уже вкусили дурманящий аромат мужской плоти, и теперь твоему рту предстоит научиться утолять другой голод — голод плоти. Ты сосешь, как будто в последний раз в жизни, и каждый раз, когда ты будешь делать мужчинам, они будут видеть, что ты получаешь от этого не меньшее удовольствие, чем они.

Света уже давно не плакала, она лежала, уткнувшись лицом в подушку, и внимательно слушала Дениса. Какой ужас он говорит, нет, она никогда такой не будет.

— Уходи Давид, — очень тихо сказала Света, — я не знаю, что на меня нашло. Уйди, пожалуйста.

— Хорошо, уйду, но если ты захочешь повторить, или на тебя опять что-то найдет, — Денис смеялся с неё с иронией, — то знаешь где меня найти. Трусики я заберу себе на память.

Денис весело еще раз перечитывал свою любимые статьи про Вафлизм:

«Природа вафлизма еще не достаточно ясна. Видимо набухание полового члена под языком и губами (само по себе явление очень интересное), пульсация его жилок, эякуляционные точки и содрогание члена под видом вулканической деятельности, является настолько гипнотизирующим действием для пробуждающейся сексуальности женщины, что действует как „зрительный и осязательный наркотик“».

Обучение

В эту ночь Света долго не могла заснуть, она не могла поверить в то, что с ней произошло, и просто не понимала, что с ней делается — в голове постоянно прокручивалась вся сцена с начала, было очень стыдно за себя, но так хорошо. Возбужденная и несколько раз кончившая Света так и уснула с влажной рукой между ног и большим пальцем другой руки во рту.

Два следующих дня Света ходила вся, как не своя — она больше не думала про уроки, про подруг, плохо ела. Здравый смысл боролся в ней с похотью. Она еще наивно полагала, что влюбилась в Дениса. И с утра третьего дня поднявшись на этаж старшеклассников, она стыдливо узнала номер его мобильного у брата. Позвонив Денису девушка узнала, что он вечером будет занят, а ждать у неё больше не было сил, поэтому приняв его предложения и впервые в жизни прогуливая уроки — она поехала в другой район к нему в чужую школу. Он ждал её у парадных дверей.

— Денис привет, мне надо с тобой поговорить.

— Привет, говори быстрей у меня урок идет.

— Это касается той ночи. Тут есть место поспокойнее?

— Ну, пошли, у малолеток на этаже туалет на ремонте, у меня есть ключ.

Света в нерешительности замерла, такого поворота событий она не ожидала. Смотря в след удаляющейся фигуре Дениса, она не долго колеблясь пошла вслед за ним.

После того как он закрыл за ними дверь, на него обрушилась целая триада слов. О том, что она в него влюбилась, что хочет с ним встречаться, быть его девушкой и остальную романтическую чушь. Денис остановил её, даже не дослушав:

— Света, о каких встречаниях ты говоришь? Ты несколько дней назад вся измазанная в сперме, брала у меня на рот. И влюбилась ты не в меня, а в мой член, ты мечтаешь о мужском члене, и тебе всё равно чей он будет, лишь бы покрасивее и потвердее. Ты не создана быть чьей-либо девушкой, ты соска, рожденная, чтоб доставлять своим ртом удовольствие мужским членам. И максимум, что я могу для тебя сделать, так это научить хорошо сосать и периодически давать тебе на рот. А сей час или уходи, или, — Денис расстегнул ширинку, и из штанов вывалилась его восставшая плоть, — становись на колени и делай то, что так тебе полюбилось.

Всё сказанное повергло Свету в настоящий шок, ком обиды подкатил к горлу, слезы уже рвались из глаз, ей хотелось раствориться, не существовать. Она никак не ожидала услышать такое от Дениса и вся в слезах собиралась убежать, но тут её взгляд остановился на вздыбленном члене Дениса, и юное сознание окутала пелена безразличия, похоть вступила в свои владения. Она замерла, удивленно уткнувшись глазами полными слёз в молодой, крепкий фаллос. Сознание затуманилось и мысль о том, что если она станет на колени, она окончательно собьется с правильного пути, затмилась мыслью об удовольствии, которое она скоро получит. Член, о котором она мечтала, все эти дни находился в нескольких метрах от её влажных губ, которые сразу приоткрылись. Ноги девушки подкосились, и она опустилась коленками на грязный пол туалета.

Где-то в коридоре прозвучал школьный звонок.

— Итак, начнем твою подготовку, — с улыбкой прошептал Денис, — для того, чтоб доставить удовольствие мужчине, ты должна сама, как следует завестись.

Денис, взяв Свету за подбородок, заглянул в её голубые глаза, затянутые поволокой возбуждения.

— Я смотрю, у тебя это и так без проблем, но всё-таки, прежде чем взять его в рот, ты должна хорошо вдохнуть аромат члена, — он взял её руку и положил себе на член, и оголил ею массивную головку, — если мужчина чистоплотен и смотрит за собой, то запах исходящий от его головки тебе непременно понравится и возбудит. Уткнись носиком в его яички, потом оближи их язычком. Так. Да, хорошо. Теперь нежно засоси одно яичко себе в ротик, но будь очень осторожна, мужские яички очень чувствительны. Нежнее. Теперь настала очередь второго. Если ты действовала правильно, то в большинстве случаев на конце копья появится капля нектара.

Денис отвел Светин носик от своих крупных яиц, показывая на мутную, белесую каплю жидкости у себя на конце головки. Света, уже не ведомая рукой Дениса, сама не контролируя себя и завороженная его сладкими словами, потянулась слизнуть каплю, но Денис её остановил:

— Сосочка моя, прежде всего не должна забывать, что ты стоишь на коленях перед мужчиной, чтобы ублажать его, а не себя, твоё время есть сперму придет немного позже, а сей час ты должна стараться ради мужского удовольствия, чтоб возбудить его еще больше, а для этого тебе надо показать, что ты полностью подчинена ему, а твоё девичье достоинство растоптано, — Денис видя, что девушка уже полностью сломлена и ему подчинилась, убрал свои руки с её затылка себе за спину, — для этого ты должна взять член в руку и аккуратно стряхнуть капельку семени с головки себе на лоб. Так, хорошо.

Денис отошел от неё на один шаг, чтоб лучше рассмотреть Светино паденье:

— Света ну посмотри на себя, ты стоишь в туалете на коленях, на грязном полу, на твоём ангельском личике метка мужского семени. Ты ведь возбуждена еще больше меня. И так ты представляешь мою девушку? Ты хочешь совсем другого, не обманывай себя и меня — скажи, чего ты хочешь по настоящему? Ты хочешь взять в рот мой член? Хочешь пить его семя?

При каждой фразе стоящий как кол член, описывал круги в воздухе и шатался из стороны в сторону. Света, как завороженная, не могла оторвать от него взгляда. Она понимала, как сильно он её унижает, но уже ничего не могла с этим сделать, полностью сломленная девушка еле нашла силы ответить ему дрожащим голосом:

— Ты не можешь со мной так го… — голос её оборвался, потому, что член Дениса вдруг исчез обратно в штанах, и он развернулся уходить, — нет, не уходи, я сделаю все, что ты хочешь.

— Я знаю, что ты готова всё сделать ради своего удовольствия, и хочу, чтоб ты, стоящая на коленях, признала своё положение, скажи в слух кто ты! Кем стала? Ты знаешь, что я хочу услышать, — Денис стоял лицом к двери и злорадно улыбался, сделал еще один шаг к двери.

— Я… хочу быть… твоей… твоей… шлюхой… — слова ей давались с трудом и голос сильно дрожал. Света унижалась и это, все больше возбуждало её: «Мамочки, что я делаю», — …оральной шлюхой, — и Свету прорвало, — я буду делать всё, что ты мне говоришь, исполнять все твои фантазии, — от унижения и возбуждения Свету всю трясло и голос то и дело срывался.

Денис удивился такой её фразе, у девочки здорово развито воображение, раз она себя назвала оральной шлюхой. Он довольный своим результатом, поднял её с грязного пола.

— Света, ты осознала свою суть, и в этом нет ничего стыдного, просто тебе нравится делать, то что остальные девушки считают позорным, но все они будут тебе скоро завидовать.

Через час Денис со Светой подъехали на автобусе к загородному дому. Денис достал ключи, и они вошли в дом. Света всю дорогу обдумывала положение, в котором оказалась и утешала себя тем, что ничего плохого с ней не происходит.

— Светуля, я показал тебе новый мир, ты узнала, что такое возбуждение и мужской член и чтоб ты окончательно поняла, что такое женская сущность и в чем ваше предназначение, я тебе кое-что покажу.

Он завел её в комнату, в центре которой стоял мягкий диван, а перед ним большой плазменный телевизор, Денис посадил девушку на диван и включил его. То, что она увидела — повергло её в шок. На экране абсолютно голая с завязанными глазами стояла на коленях её мать. Комната, в которой она находилась, была полностью пустая — только четыре зеркальные стены, благодаря которым было видно, что снимает маму её отец, тоже полностью голый и с вздыбленным членом. За отцом находилось еще пять обнаженных мужчин. Они подошли к женщине и выстроились в очередь, все уже были возбуждены от вида сочной блондинки с шикарным бюстом и мяли в кулаках члены. Первый подошел к матери и всунул свой член ей в рот. Женщина обхватила мужчину за ягодицы и начала с упоением сосать. Потом вынула член из-за рта и произнесла чьё-то имя, мужчины сзади в очереди зааплодировали, и первый мужчина отошел в сторону, а его место занял следующий в очереди.

Денис внимательно посмотрел на Свету, её лицо выражало откровенный шок:

— Судя по всему, твои родители, после стольких лет брака остыли друг к другу. Они начали искать новизну в сексе, начали менять партнеров, потом они всё дальше извращались… Денег у них было много и они, чтобы вы с Лешей ничего не знали и не испортить свою репутацию, купили этот дом за городом для утех. Каждая комната в этом доме, обставлена специальным образом, тут много всяких интересных приспособлений, о которых ты узнаешь попозже. Как ты видишь, твои родители любят снимать свои приключения. Сейчас, твоя мама развлекается со своими постоянными партнерами по оргиям. Они играют в очень интересную игру, она так хорошо выучила члены своих партнеров, что угадывает их с завязанными глазами. Если она ошибётся, то они все её обоссут, твоей маме такое не в первой, хоть она и не любит этого.

Света слушала и немигающим взглядом смотрела на экран, там женщина обслуживающая уже четвертого мужчину, вдруг засомневалась и взяла в рот его яички, улыбнулась сама себе и опять правильно назвала имя.

— Ты даже не представляешь, на что идут твои родители, судя по этим фильмам, ради наслаждения и удовлетворения своей плоти, и я благодарен им за тот опыт, которым они поделились со мной в своих фильмах. Про этот дом мы с Лёшей узнали случайно, сделали дубликаты ключей и когда твои родители в длительных командировках мы с ним тут отдыхаем. И ты тут будешь теперь часто «отдыхать», когда родители в командировках. А ты вся в маму, еще и четырнадцати лет нет, а уже носишь бюстгальтер 2-го размера и во всю о члене мечтаешь, — Денис специально всё время унижал ее, видя какие моральные страдания это приносит, но он знал, что её заводит такое обращение. Чтобы убедиться в этом он засунул руку под школьное платье, трусики были мокрые, он отодвинул полоску трусов в сторону и начал мять её невинный девичий бутон. Денис уже сам, не на шутку завелся.

Выключив телевизор, он взял шокированную и безвольную девушку за руку и отвел в спальню. Комната была красиво обставлена, а посредине стояла огромная круглая кровать.

— За дверью ванная комната — иди, помойся и выбрей свою мохнатку, чтоб блестела как у твоей матери. Приходи голая.

— Голая? — переспросила Света.

— Ну ладно, так как ты еще только начинающая шлюшка, я выключу свет, но это первый и последний раз.

Света мылась в ванне и не могла поверить, что она так низко опустилась. А её родители, такой позор. Мама брала в рот члены всех этих мужчин, неужели она тоже скоро будет стоять вот так на коленях перед очередью голых мужчин? От этой мысли по телу пробежала волна возбуждения. А почему она думает, что это плохо? Даже её родители занимаются запретным, а почему её нельзя? Это нравится ей и это нравится Денису. Света уже не понимала где хорошо, а где плохо и шла только по зову своего молодого возбужденного тела. Она помылась, сбрила лёгкий светлый пушек на лобке и закрывая грудь одной рукой пошла в комнату. В комнате было темно, она осторожна зашла.

— Закрой дверь и иди ко мне, я лежу на кровати, — приказал Денис. И Света крадучись пошла к нему. Нащупала край кровати, потом свешенные с неё ноги. Рука, схватив её за затылок, опустила на колени перед кроватью, между ног и уткнула лицом в пах. Света начала губами искать член. Он был вялый и не возбужденный. Взяла его в рот и начала сосать. Рот быстро увлажнился и горячая слюна начала стекать по стволу на сморщенную мошонку. Член мгновенно начал расти в размерах, даря девушке знакомые ощущения набухающей плоти. Давно заведенная Света начала с силой качать поршень и пользуясь темнотой комнаты, дрочить свою выбритую киску. И тут она поняла, что промежность в которую её уткнули лицом не была выбрита, значит она сосёт не у Дениса, она попыталась вырваться но рука державшая её за затылок не дала убрать голову, а еще сильнее насадила на член. Она услышала до боли знакомый голос брата:

— Давид включи Свет, да она нихрена не умеет сосать.

Загорелся свет, и девушка с непривычки прищурилась, перед ней на краю кровати сидел брат, за ним на кровати со злорадной улыбкой Денис, сзади возле выключателя стоял Давид, но его она не видела, потому что брат все так же сильно удерживал её голову на своём члене. Света просто не верила своим глазам, она не хотела принимать эту реальность — то, что перед ней сидит брат и с силой прижимает её голову к своему органу то, что она еще мгновенье назад с упоеньем сосала его член и то, что она стоит на коленях абсолютно голая перед тремя смеющимися парнями. Как подло Денис обманул её. Придя в себя она вырвалась из Лешиных рук и прикрывая груди руками побежала в ванную, её никто не держал. Она забежала в ванную комнату и то, что она увидела повергло её в настоящий шок, вся её одежда лежала в ванной кучкой порезанных лохмотьев. В надежде отыскать хоть трусики и бюстгальтер, она залезла в ванну и начала рыться в жалкой кучке обрезков. Порезано было всё. Света поняла в каком тяжелом положении она очутилась — за городом, в чужом доме без одежды с тремя парнями, а пару минут назад сосала у собственного брата, силы покинули её и она, как маленькая девочка разрыдалась сидя на коленях в ванне. Она так сильно плакала, что даже не заметила, как в ванну зашли парни, лишь почувствовала, как что-то горячее полилось на лицо и волосы — они все трое мочились на неё. Это окончательно сломало её «Я», отодвинув его и пробудив древние инстинкты женщины, которую сильные самцы имели, когда хотели и как хотели:

— Помойся и мы ждём тебя в спальне, пора приступать к обучению — ты все еще не умеешь хорошо сосать.

Подчиненная и возбужденная Света вошла через пять минут в спальню. Она уже не стеснялась. Денис подвёл её к кровати, расставил широко ноги и три пары рук начали мять и исследовать девушку. Стройные крепкие бедра прятали между собой красивый, пухлый персик, с аккуратной светло-розовой щелочкой. Денис обошел её сзади и раздвинул две пухленькие, аккуратные половинки её попки. Между ними было крепко сжатое розовое колечко ануса. Денис не удержался и лизнул его. Девушка явно этого не ожидала — по её телу прошел легкий спазм, и она расслабилась. Денис просунул руку между её ног и начал массировать ей половые губы, слегка нажимая на клитор. Леша и Давид занимались её юными налитыми полушарьями грудей, лаская розовые нежные сосочки. Эти ласки так сильно завели Свету, что она без подсказок взяла в руки и начала массировать упершиеся ей в живот с двух боков члены. Денис оторвался от ануса девушки и подошел к ней спереди. Его гораздо больше интересовало другое, а именно её юное смазливое личико и главным его украшением были крупные пухлые губы. Света не красила губы, поэтому они еще не успели потерять свой настоящий цвет и на лице возбужденной девушки горели алой розой.

— И так, что мы тут имеем? Маленькую, похотливую, оральную шлюшку, которая готова удовлетворить все наши желания, готова быть послушной ученицей. Я прав? — в выражениях Денис был как всегда безжалостен.

— Да, — еле слышно сказала Света, возбуждение придало ей силы, — делайте со мной, что хотите, только оставьте меня не поруганной.

Все трое одновременно рассмеялись над комичностью её фразы. Но все помнили, о чем их предупреждал Денис — девственность будет хорошим залогом, в случае если девушка откажется играть с ними в разврат.

— Договорились. Для начала займемся подготовкой твоего рта, — Денис всунул ей два пальца в рот, отодвинул губы, задвинул пальцы за щеку, потом засунул их глубоко в рот, надавил на язык, девушку согнул пополам рвотный спазм, но она сдержалась.

— Рот надо еще разрабатывать и щеки тоже. Тебе соска повезло у тебя шикарные губы, но для того чтоб понять, насколько нежными им надо быть в ласках, придется сделать тебе немного больно. Спрячь губы за зубы, — жестко приказал Денис.

Света непонимающе всосала в рот губы и тут Денис резко, но несильно ударил её внутренней стороной ладони в подбородок. Резкая боль и Светин рот наполнился кровью.

— Теперь ты будешь работать своим ртом очень нежно и аккуратно, — Светины губы постепенно начали наливаться кровью и приобретать багровый цвет увеличиваясь еще больше в размерах.

Денис положил ей руку на плечо и опустил её снова на колени:

— Предварительную игру с членом, я тебе показал в школе, пропустим этот этап, — головка уперлась в раздутые губки и легко вошла в рот, — запомни правило номер один, никогда никаких зубов. Хоть немного прикусишь или поцарапаешь головку — повыбиваем оба ряда передних зубов. Работаешь только губами и языком — губами плотным кольцом обхватываешь ствол, языком по кругу ласкаешь головку, как можно нежнее. Так, хорошо, теперь медленно начинаешь двигать головой, не части, сперму тебе конечно придется глотать, хотя как я видел, тебе как и твоей маме нравится её вкус, — чувствуя, что скоро кончит, Денис отстранился и подвёл её брата, — а ну Лёха зацени, не супер конечно, но уже лучше чем было.

Возбужденная Света уже без капли стыда сама на коленях подползла к возбужденному члену брата, увидев на его кончике мутную каплю, она с громким шлепком стукнула членом себе по лбу, стряхивая на него каплю семени. Леша никак не ожидал такое увидеть и его орудие от перевозбуждения начало свои залпы. Такая скорая развязка была для Светы неожиданностью и поэтому первая струя попала ей прямо в широко открытый глаз. Она быстро засунула Лешин член себе в рот, судорожно глотая сперму с трясущегося члена. Глаз начал печь.

— Я знаю девочка, что тебе печет в глазик, именно так наказывали взрослые дяди твою мамусю за плохое поведение. Если минет в её исполнении был совсем плох, то один держал её веки открытыми, а другой кончал ей сразу на два глаза. И твоя мама, ничего не видя, долго мучаясь, не могла найти ванну, чтоб промыть глаза. Ладно, иди, промой глаз — теперь ты знаешь, какое наказание за плохой минет.

Через 5 минут Света вернулась. Белок её левого глаза был весь розовый, а губы еще больше покраснели и распухли. Её удовлетворенный брат с вялым членом уже валялся на кровати и с любопытством смотрел, что будет дальше.

— Есть два вида минета — один, когда ты сосешь член, а второй, когда тебя ебут в рот. Ты всегда должна быть готова к обоим видам. Для этого, желательно для тебя, делать по бокам головы два крепких, тугих хвоста, если ты не хочешь, чтоб у тебя уши были как у чебурашки, — Денис подошел к Свете и с силой ударил её под изгиб ног, та упала на колени, — запомни, когда к тебе подходит мужчина с голым членом, ты должна сразу падать на колени, — зло в лицо Свете прорычал Денис, — а когда тебя собираются ебать в рот, ты должна верхний ряд зубов спрятать за губой, а нижний за языком, больше от тебя ничего не требуется.

Денис взял Свету за уши и с силой притянул к члену, та еле успела спрятать зубы. Он начал сношать её в рот, с силой и размашисто. Свете было очень больно в уши, теперь она поняла, почему надо делать два хвостика. Иногда её подташнивало, когда Денис сильно глубоко всовывал член. Из глаз по щекам на грудь закапали теплые слезы. Как и в прошлый раз, перед тем как кончить он высунул член и в этот раз уступил место Давиду. Тот, играя мышцами, бодро подошел к Свете с вздыбленным членом и двумя здоровенными лапами взялся за миниатюрные ушки. Денис косо посмотрел на это и сказал Давиду:

— Не, бери её за затылок, а то ты ей уши оторвешь.

Света сначала испугалась, а потом успокоилась, член у Давида был гораздо меньше чем у Дениса. Давид сделал три мощных толчка и тоже кончил. Хоть член его в отличие от Лешиного остался стоять, но больше никакого интереса он к ней не проявлял. Еще Света заметила, что у каждого парня сперма имела разный вкус. Может так, её мама различала мужчин. Проглотив всю сперму, она пошла за Денисом в другую комнату.

— Это — так называемая «оральная комната» — одна из любимых комнат твоего отца.

Стены в этой комнате были тоже зеркальные. Сразу в глаза Свете бросилась странная кабинка, встроенная в стену — по размерам она напоминала кабинку для примерки одежды в магазинах. Только стенки были из прозрачного пластика и в двух из них, встроенных в зеркальную стену, были дыры сантиметров 10 в диаметре на высоте около 80 сантиметров от пола, больше в кабинке ничего не было. Перехватив Светин взгляд, Денис улыбнулся:

— Эту кабинку твой папа специально заказал по просьбе твоей мамы, ты её тоже скоро испытаешь.

Еще в комнате стояло пару каких-то непонятных тренажеров, но таких Света не в одном спортзале не видела.

— Ложись на спину, — показал Денис на один из них. Он положил её на лежак, похожий на заграничное кресло стоматолога, так чтоб голова свисала с кресла, а рот находился на одной линии с горлом. Потом одел на голову пластиковый обруч, чем полностью её обездвижил, в зажимах закрепил руки и ноги, всунул в Светин рот между зубов ротовой зажим и закрепил его на необходимую ширину (Света почувствовала хруст за ушами) — теперь она не могла закрыть рот и сжать челюсти.

Смазал гелем шею, и прикрепил к ней сенсор узи.

— Я только из фильма видел, как это всё работает, но твоему папе это очень нравилось. Приступаем к следующему уроку — «Глубокое горло». Совет один — старайся его глотнуть и набирай в лёгкие воздуха побольше.

И опять Света вся полна новых ощущений, которые связанные с её беспомощностью. Она лежит и не может пошевелить ни руками, ни ногами, ни даже головой, а её рот широко открыт для всех членов мира.

Денис решил сперва разогреть горлышко — сначала не глубоко всунул член, потом глубже и надавил на горло головкой, на мониторе узи он увидел спазм и высунул член. Свету стошнило, причем с открытым ртом блевать было почти невозможно и с кашлем, жидкость с желудка затекала в нос, заливала глаза, стекая по волосам на пол. Денис повторял это до тех пор, пока её желудок не был пуст, он видел, что спазмы горла продолжались, но со рта больше ничего не вытекало. Он посмотрел Свете в лицо — девушка была полностью дезориентирована и судя по глазам вообще не понимала, что с ней происходит. Он вытер её лицо полотенцем и опять вставил свой член в широко открытый рот. Толстая сарделька с раздвоением на конце заходила только наполовину в рот, упираясь в горло. Денис с силой надавил головкой на беззащитное горло, но не смог проникнуть в девичье горло, все новые и новые усилия лишь отдавались болью в головке его члена. Он понял, что может повредить девушку, изменил тактику и начал приводить её в себя сильно хлестая ладонями по Светиным грудям.

— Глотай сучка, глотай его, — и тут слизкий член внезапно проскочил горло, Денис это почувствовал по тому, как плотно мышцы горла обхватили его головку, и он уже легко продолжил движение, пока мошонка не уперлась в девичий носик. Парень удовлетворенно замер на несколько секунд, потом вынул член полностью, чтоб девушка отдышалась. Светина грудь с силой поднималась и опускалась, воздух входил в горло со свистом. Денис повторил погружение еще пару раз, с любопытством наблюдая на черно-белом мониторе движения своего органа в девичьем горле. Света с трудом, но научилась заглатывать член. Она даже не почувствовала когда он кончил, потому что член находился у неё далеко в пищеводе и сперма стекала прямо в желудок. То, что он кончил, она поняла лишь по запаху спермы во рту, как только отдышалась.

— Ладно, хватит с неё на сегодня, — девушку освободили и Давид отнёс её в уже знакомую спальню, обессиленная, она даже не могла пошевелится.

— Ваш папа в плавании месяца на четыре, а мама на месяц уехала во Францию и тебя оставили, в отсутствии домохозяйки, на Лешино попечение, так что до приезда мамы ты будешь жить здесь. Твой братик принесет в вашу школу справку о том, что ты больна, так что за неделю до летних каникул от школы ты будешь оправданна. А мы поехали по домам, встретимся завтра, — Денис, почти закрыв за собой дверь, вдруг вспомнил, — я для тебя сказочку на ночь приготовил. «Как твой папа тренировал ротовые мышцы твоей мамочки», запись очень старая, но зато интересная, ты только не воспринимай все в серьёз — это взрослые так играются, — с улыбкой произнес Денис, включил телевизор и ушел.

Сначала экран шипел, потом Света увидела свою маму в какой-то сельской обстановке. Дальше камера показала молодого сельского пастушка, парня лет четырнадцати, в руках он держал ведро и простыни. Мама подошла к нему и начала раздеваться. Воспроизведение шло без звука, и Свете приходилось только догадываться, что говорит ей парень. Как только она разделась, сразу стала перед пастухом на колени — не было видно, что делает мама, но Света поняла, что она сосет у него. Потом паренек ей что-то сказал и дал простыни, тут Света поняла, что это была белая одежда, она такую видела только в старых советских фильмах у доярок. Мама в неё оделась, потом камера показала пастбище коров, а рука её отца указала на вымя ближней коровы.

Пастух подошел к корове и тряпкой протер вымя и сосцы. Потом подошла мать с ведром, поставила его под коровье вымя, стала на колени, согнулась и взяла один из сосцов в рот. Света не верила своим глазам. Камера приблизилась, и крупным планом показало лицо женщины. Она отсасывала молоко прямо с вымя и сплевывала его в ведро. После 5 минут таких упражнений маму почему-то стошнило. Рвала она белым, наверно часть жирного, парного молока попала в неподготовленный городской желудок. Чтоб привести женщину в себя отец начал хлестать её по щекам. Вдруг появился звук: «…лядь, я же тебе говорил, чтоб ты его не пила, давай дальше, полное ведро должно быть!» — это был отцовский голос. Потом она продолжила доить ртом корову. «Зубы спрячь, как я тебя учил! Парень, иди сюда, на смотри сюда, в этот… телевизор, и наводи камеру на нас, чтоб мы были в этом маленьком экране и больше ничего не трогай».

Света опять услышала комментарии своего отца. Парнишка немного отнекивался, но взял камеру в руки. Камера снова показала маму, но уже в ракурсе сзади. Отец подошел к ней и закинул подол сельской юбки ей на спину. Приказал выпятить задницу и прогнуться, а парню подойти поближе, в кадре появились две белых маминых ягодицы и отец начал с силой хлестать по ним ладонями. Мама крутила задом и пыталась увернуться от ударов, но отец, как будто издеваясь, иногда затягивал удар и наносил их, когда женщина этого не ждала. Удары становились всё чаще и сильней, мама уже не постанывала, а громко повизгивала, но отец грозно рыкнул на неё, чтоб она продолжала сосать, и визг перешел в громкое мычание. Корова почему-то занервничала и начала двигаться, камера потухла, потом опять зажглась.

Корова уже стояла привязанная к дереву, мать продолжала заниматься своим делом, с камерой стоял уже отец и снимал крупным планом багровые ягодицы. Его рука потянулась к промежности, он погладил там, а потом крупным планом показал свою мокрую, в маминых соках ладонь. И тут, Света увидела опять новое для себя — папа придвинул камеру, показывая мамину попку крупным планом. Она увидела пухлые губки влагалища, а выше розовое колечко ануса, вот туда-то папа и засунул два своих влажных пальца, женщина от неожиданности замычала, а пальцы, не обращая на это внимания, грубо погружались внутрь, по-хозяйски вертясь и смазывая женскими соками прямую кишку. Потом рука потянулась к сумке и вытащила два странных предмета. Автомобильную воронку со странным удлиненным резиновым наконечником и резиновый шланг, на концах которого были две резиновые груши — одна побольше, другая поменьше.

Рука взяла лейку и не спеша, уверенно погрузила её на всю длину резинового наконечника в женский анус. Отец проверил, не вытолкнет ли она лейку, но лейка сидела глубоко и прочно, а специальное сужение в основании наконечника хорошо укрепляло позиции лейки в женском анале. Камера погасла. Включилась, коровы уже не было, отец опустил объектив, показывая, что его жена нацедила чуть меньше половины ведра молока. Она всё так же стояла на четвереньках с широко разведенными коленками и лейкой в попе. Отец взял ведро зашел женщине за спину и начал тонкой струйкой сливать молоко в воронку, когда она наполнилась, он поставил ведро на траву, и начал снизу надавливать женщине на живот, молоко постепенно сбегало с воронки в анус медленно заполняя кишечник. Когда лейка опустела, мужчина резко, болезненно выдернул лейку из женской попки, из которой сразу ударил фонтанчик белой жидкости, но фонтанирующая дырочка была сразу забита резиновым набалдашником от шланга, а рука начала качать грушей воздух, раздувая анальную пробку. Рука качала пока мама не начала молить отца остановиться.

Камера начала двигаться, обошла женщину, показался стоящий член и мужские ноги, отец опустился коленями на мамины кисти, та больно всхлипнула и подняла лицо в объектив. Оно было все мокрое в молочных брызгах. Отец молча ткнул ей членом в губы, безвольный рот открылся, впуская в себя жесткую плоть. «Ааа-а… шлюха, что язык от сосания занемел, а я тебе говорил, чтоб больше тренировалась, но хорошо, я сам», — Света увидела, как мать быстро спрятала верхний ряд зубов за губой, я нижний за языком — приготовилась к сношению в рот. Отец взялся одной рукой за тугой хвост волос на затылке женщины и начал не спеша и не сильно трахать жену в рот. Так длилось минут пять, но тут камера поднялась выше, показывая трясущуюся из стороны в сторону женскую попку, пытающуюся вытолкнуть пробку.

«Я вижу уже началось, но тебе придется еще потерпеть, а чтоб тебя немного отвлечь — вдыхай», глаза женщины округлились, она сделала глубоки вдох, и мужской член начал входить глубоко в женский рот, войдя на две трети он остановился, надулся, а потом проскочил трудный рубеж, отец опустил камеру показывая, что женский подбородок уперся в яички. Глаза женщины были на выкате — с них капали крупные слезы. Экран вдруг зашипел и погас. Света поняла, что видеопроигрыватель стоял на таймере и ей показали лишь то, что она должна была увидеть.

Возбужденная событиями сегодняшнего дня и увиденным домашним фильмом она начала мастурбировать. Заснула она с вопросом о том, как её папа всегда такой нежный с матерью, при них с Лешей, может превращаться в такого изверга и бить маму, а потом в ушах прозвучали слова Дениса: «не воспринимай все всерьёз — это взрослые так играются».

Следующие пару дней прошли у Светы, как в тумане, она сосала члены у Дениса, Давида и брата, готовила им кушать, потом опять сосала у них. Когда они были в школе, она смотрела фильмы своих родителей, в основном это уже были анальные сцены. Она с удивлением смотрела, как мать делает себе клизму, как потом её часам сношают в задний проход и после этого вместо маленькой аккуратной дырочки, экран показывает огромный раздолбанный анус. Денис ей рассказывал, что анальный секс был сначала для её матери очень болезненный, но после того как её больше трёх часов по очереди сношало в попку более 20 папиных матросов, она полюбила анальный секс еще больше чем вагинальный. «Теперь ей больно лишь, когда её трахают сразу два здоровых члена в анус, да и то она получает от этого наслаждение», — спокойно рассказывал ей Денис, когда она у него возбужденно сосала.

За эти пару дней Свету многому научили. Она, правда, не без боли и слез, но уже часто использовала своё горло. Вчера она сосала одновременно два члена, у неё правда немного лопнула губа, но ей очень понравилось, ведь чувствовать сразу две головки у себя на языке и пробираться в тесноте рта между ними так здорово. А Давид, своим небольшим членом, но крепкими рукам научил хорошо брать за щеку, было, правда тоже больно, но Денис ей сказал, что она очень здорово выглядит с членом за щечкой. Они тренировали её на выносливость — становились к ней в очередь, как только она доводила первого в очереди до оргазма, он вытаскивал член, так и не кончив, отходил в конец очереди, ждать пока спадет возбуждение, и очередь опять к нему не подойдет. Они так очень быстро изматывали Свету, у неё немели язык, губы и челюсти. Денис это называет «Оральной разминкой», и они очень часто этим теперь занимаются, тренируя её ротовую полость. Все эти дни она ходила в узкой юбочке и очень коротком топике, его хватало только прикрыть её сосочки, а нижняя, голая часть груди, все время бесстыже качалась в воздухе, плохо прижатая материей топика. Два хвостика по бокам головы делали её похожей на девочку.

Так же ей пришлось испытать и «оральный голод». Нет, с едой у неё был полный порядок, но два выходных к ней никто не приходил, и к вечеру воскресенья Света была в полной панике. Голова гудела, а все мысли были о толстом, смачном члене. Денис специально устроил это испытание для неё. Во-первых, немного отдохнуть и набраться сил (Света выпила все «соки» с них за эти пару дней), во-вторых, проверить правдивой ли оказалась статья из книги и действительно ли у Светы развилась зависимость от лизания члена. Ну, а в-третьих, пора уже было распаковывать анус девчонки, а такой голод сделает её более сговорчивой. И все три умозаключения Дениса подтвердились — трое друзей набрались сил, это было видно по их штанам, когда в понедельник после экзаменов они входили в дом. Света уже на коленях, вывалив из топа свои голые груди с широко открытым довольным ртом, ждала их в коридоре. Видя нетерпение в её глазах, Денис подошел к ней и притянул её лицо к вздыбленной ширинке. Света нервно начала расстегивать заедающую змейку, но тут Денис внезапно отстранился.

— Света мы все удачно сдали первый выпускной экзамен и вместе с тобой хотим отпраздновать это, дружно трахнув тебя в жопу. Сегодня снять наше нервное напряжение твой рот не способен, и не кривись только попка. Можешь не умолять сосать получишь, только после того, как мы все, поимеем тебя в зад, — сделал безоговорочное заключение Денис.

— Но вы же обещали оставить меня девственницей, — заскулила, чуть не плача Света.

— Твоей попки это не касалось. Иди в ванну делай клизму, ты уже видела, как это делала твоя мама, — ведя её в ванную комнату, сказал Денис, а про себя подумал, — «и видела, что будет с твоим анусом».

— Да и хорошо промой себе кишки, тебе еще сосать после своей жопы, — кричал Денис уже в закрывшуюся дверь ванны.

Следующий час оказался кромешным адом для Светы, сначала Денис заклеил пластырем её влагалище: «Чтоб случайно не лишить тебя драгоценной девственности», — прокомментировал он. Потом её смазали чем-то холодным между ягодиц и решили начинать по меньшинству размеров, поэтому первый подошёл Давид. Конечно, не о какой нежности и осторожности уже и речи не шло. Давид всадил ей без всякой подготовки по самые яйца и сразу спустил в неё.

— Ну и тугая она там, аж в член больно, о кровь пошла, — сказал он, обтирая свой по-прежнему стоящий член.

Света бессильно валялась на кровати животом вниз. Денис подошел к Свете осмотрел:

— Да ничего страшного. Капелька крови, это снаружи трещинка, вот олухи, ничего не умеете, я же вам рассказывал как надо. Всё самому надо делать, — Денис залез на кровать, сел Свете на ноги и начал не сильно хлестать её по ягодицам, — сначала надо разогреть шлюшку, — шлепки становились сильнее и в такт им Света повизгивала, потом он доведя её зад до нужной кондиции, поставил её обратно на четвереньки, — тужься, как будто хочешь в туалет по большому.

— Денис, ну, пожалуйста, не надо, очень печет, умоляю, — Света прямо чувствовала, как грозное мужское оружие зависло в пару сантиметрах от беззащитного розового колечка ануса. Свету спасло одно — капелька крови стекавшая по внутренней стороне бедра из надорванной попки, — Денис не был так уверен в том, что это безобидное кровотечение и хуже не будет.

— Ладно, иди, приведи себя в порядок. Будешь сосать.

Денис с Лешей переехали полностью в дом. Иногда к ним приезжал Давид.

Свету сразу приучили к неприятной процедуре утреннего подмывания — она приносила по очереди парням кофе в постель, потом будила их тем, что вылизывала начисто их гениталии. Вскоре её брат от этого отказался (иногда ему было больно смотреть на унижения сестры и некоторые вещи ему сильно не нравились, но он боялся сказать об этом Денису) и она чистила ртом промежность только Денису. Особенно старательно вылизывая ему анус. А Света довольная, что брат отказался, с двойным упоением «чистила» Дениса. Потом Леша уходил изучать тайны родителей, а Денис всё время занимался со Светой, лишь изредка отвлекаясь, когда приходил возбужденный Леша, со вздыбленным членом и что-то с упоением рассказывал Денису. А всё было просто — Денис получал удовольствие от медленного развращения и унижения Светы, а Леша от отцовских архивов по развращению матери. Он просто сгорал от похоти при виде материнского падения. С приемами опытного отца он делился с Денисом, который загадочно для всех при этом улыбался, а потом сразу шел грубо разряжаться в Светин рот. Денис же буквально сразу обучал Свету услышанному.

Основную часть времени Света проводила над контролем рвотного рефлекса. Учить девушку, Денис старался своим членом, когда сил у него не хватало, он давал Свете мягкое силиконовое дильдо и она сидела часами и массировала им свое горло. Постоянные тренировки довели юный рот до совершенства. Денис давал ей всё новые задания — она легко научилась завязывать языком узлы на кончике рыбацкой лески засунутой на пару секунд в её рот, далеко высовывать язык и активно лизать им яйца при глубоком горле, нежно ласкать член мышцами горла и даже лежа на спине с откинутой назад головой и членом глубоко во рту, ладошкой массировать головку члена, аккуратно надавливая себе на горло.

Все эти дни Света находилась в постоянном возбуждении, чувство это, то усиливалось, то уменьшалось, но оно постоянно было. Она понимала, что её паденье уже не остановить и именно это чувство возбуждало её, а еще обещание Дениса привести два класса парней из его школы и придется у каждого отсосать. От этой мысли у Светы начинало дрожать все тело и твердели соски — коктейль из страха, похоти и чрезмерного количества подростковых гормонов пьянил разум и тело девушки лучше любого наркотика. Где-то в глубине души голос ей говорил, что ей надо уйти и забыть всё это, но то, что её тут никто не держал и внушенное Денисом сознание того, что её женское счастье — это толстый горячий член, извергающийся в горло и запах мужского семени во рту, держало её в этом доме сильнее стальных оков. И действительно в эти моменты Света была счастлива, как никогда в жизни.

Парни считали её своими хозяевами, когда она стояла перед ними на коленях и брала в рот. Света думала иначе — когда она берет в рот у Давида или своего брата, она становится их хозяйкой, она играет на их кожаных флейтах музыку любви и тела их трясутся, а колени подгибаются, и они готовы на всё, лишь бы это не прекратилось. Но не Денис — он был лидер, девушка перед ним преклонялась, она его боялась, уважала и конечно любила. Её воля была именно им сломлена и раздавлена. Она отдала ему всю себя и по его приказу готова сделать все. Оргазмы, когда она сосет у Дениса самые мощные, а его член уже как будто стал частью её тела. Состояние заполненного рта и раздутого горла стало настолько привычным, что когда его нет во рту, у неё чувство, что не хватает конечности. Света больше не осмеливалась говорить Денису о своей любви к нему. Но каждый день, она твердит, как сильно любит его член, а ему это нравится — он так загадочно улыбается при этих словах. Брата и Давида она недолюбливала, но подчинялась им тоже. Негативное чувство к ним пропадало, особенно когда их члены оказывались у неё во рту, тогда её разум и тело погружалось в нежную вату сладострастия — действия её, уже были отлажены до автоматизма. Света почти не контролировала движения языка и губ, она настраивалась на удовольствие от процесса, как будто рецепторы на головке члена посылали сигналы удовольствия не только через спинной мозг парня, а и ей через язык. В таком состоянии транса со Светой можно было делать, что угодно — она с удовольствием могла пить мочу и вылизывать чей-то зад.

И даже самое противное, что с ней делали — заставляли сосать, когда парень сидел на унитазе и испражнялся (причем особо сильный оргазм получался, когда кал проходил через простату) — дарило ей в этом состоянии наслаждение. В таком темпе продолжалось еще две недели. Срок приезда матери Леши и Светы близился, процесс развращения девушки уже не приносил, бывалого удовольствия Денису — в её глазах не было больше неуверенности, страдания или унижения. Она делала все безропотно и с удовольствием. Он начал задумываться над новой девушкой.

Денис мял психику подростка как пластилин и главный его довод Свете был: «Правильно то, что тебе нравится, а не то, как тебя ограничивали взрослые». Теперь для полного осознания Светы самой себя и своего предназначения оставался последний этап — она должна потерять страх перед чужими членами. Она не должна бояться предлагать посторонним людям минет, а для этого её губам надо отполировать десятка два чужих членов — тогда страх пропадет. Денис планировал устроить в этом доме выпускной вечер — только его и смежный класс. Вечеринка должна была быть большой, ведь на неё пускали только по парам и только в маскарадных костюмах.

И еще он хотел, наконец-то, приучить Светину попку к оргазмам. После того случая на все просьбы Леши и Давида об анальной оргии со Светой он отказывал. Денис хотел взять не качеством, а количеством. Он хотел узнать, правда ли то, что если девушку на протяжении нескольких часов будут сношать только в зад, она полюбит анальный секс еще больше чем обычный. Одно из утверждений Светиного папы. Со Светой он просто хотел узнать, полюбит ли она трахаться в попку или нет. И способ это узнать он получил благодаря Леше. Однажды, когда Света училась одевать ртом презерватив, он принес ему интересную коробочку. В ней лежало около 20 цилиндриков размером с сигару, запакованные в белый целлофан с иероглифами. В коробке была бумага написанная от руки:

«Анальный стимулятор — влажные тампоны.

Применение: перед введением сделать глубокую клизму, ввести тампон в анус за час до соития.

Действие: вызывает сильный зуд прямой кишки, расслабляет мышцы, повышает эластичность прямой кишки, увеличивает приток крови к внутренним половым органам, повышает либидо.

Побочные эффекты: повышение температуры, судороги промежности. Предостережения: после применения анальная пенетрация возможна только в презервативе, избегать попадания вещества на слизистую члена, не допустить расчесывания промежности руками, попадания вещества из тампона на слизистую рта и глаз, не превышать время использования тампона больше одного часа.

Примечания: после применения прямая кишка в дополнительной смазке не нуждается, в составе вещества есть дезинфицирующие средства, для большей эффективности можно растереть использованный тампон по промежности и ягодицам, попадание на слизистую влагалища возможно, но нежелательно. Внимание, после втирания вещества членом в стенки кишки, зуд и действие препарата усиливается».

Леша сказал, что это почерк его отца, и что, скорее всего он привез это с одного из своих рейсов. Тут большинство вещей связанных с сексом были из азиатских стран. Денис, конечно, показал Свете и тампон, и инструкцию по его применению. На лице девушки отобразился страх — она не могла поверить, что Денис сделает с её попочкой такое, а в ушах пару дней стояли его слова: «С каждым новым членом, который будет сверлить твой зад, зуд будет всё больше увеличиваться и следующий член, ты будешь хотеть еще больше, чем предыдущий!». Но со временем и этот страх притупился. Приближалось время выпускной вечеринки и Света знала, что ей предстоит сосать у многих парней, но Денис не говорил, как это будет. Часто засыпая, она мастурбировала с фантазией о том, как это произойдет. То она представляла большой стеклянный стол в зале, за которым сидело много одноклассников Дениса и она ползала под столом, по очереди расстегивая каждому ширинку и отсасывая, а все за этим наблюдали сквозь стеклянную крышку стола. То представляла, как стоит на коленях в комнате, а перед ней человек 50 парней в очереди и те, кому она только отсосала, становились в очередь опять. Бурно кончив, она засыпала.

Падение

День вечеринки настал. На вход поставили специально нанятую девушку и Давида — здоровый качек, он почти никого не знал из одноклассников Дениса и должен был пропускать только пары, и только в маскарадных костюмах. Денис встречал гостей и довольно улыбался. Он сделал правильный расчет — в маскарад многие девушки могли одеться, как шлюхи не боясь, что их в этом обвинят. Он догадывался, что большая половина пар создана искусственно, только для того, чтоб попасть на вечеринку. Парни зная, что рядом нет своих подружек, более уверенно будут заходить в комнату к Свете, ну а девушки в маске и уверенные, что их не узнают, порой творят такие чудеса, что не каждая проститутка согласится за деньги сделать.

Примерно за час собралось около 30 пар, и подростки продолжали прибывать, гулянье продолжалось. Пары в большинстве, как и думал Денис расставались на входе. Парни были в основном одеты, как и в повседневной жизни, у них только маска на лице говорила, что это маскарад. Девушки же наоборот, были разодеты вызывающе — пряча под маской лицо и выставляя на показ как можно больше своего тела. Среди нарядов больше всего было зайчиков, кошечек и всем известный костюм путаны.

Решив, что время пришло, Денис завел перепуганную и дрожащую от возбуждения Свету в оральный кабинет. Шла она, сильно виляя попкой пытаясь прекратить нестерпимый зуд в анусе, но от таких движений жидкость с тампона еще лучше втиралась в кишку, вызывая еще больший зуд. Она всё поняла — её ждала прозрачная кабинка с дырочками. Денис поставил её в кресло на колени и рукой в перчатке достал из попки тампон. Он искренне удивился — обычно туго сжатое, розовое колечко ануса, было багрово красным и широко открытым, сокращения сфинктера на долго не помогали и багровый зёв вскоре, также широко открывался. Денис быстро размазал влагу с тампона по промежности и ягодицам, наклеил широкий лейкопластырь на влагалище (Света в благодарности за свою девственность попыталась ему улыбнуться, но получилась странная гримаса, которая рассмешила Дениса), присыпав пудрой её ноги, он дал ей один из латексных костюмов матери. Это был комбинезон со штанишками и лямочками, ноги были окутаны полностью в латекс, а верхняя часть тела оставалась почти голая, за исключения нескольких лямок, подчеркивавших красоту её груди.

— Сношаться в зад тебя никто не просит, это по твоему желанию, — злорадно улыбался Денис, гадая, сколько она, сможет продержаться, — если решишь дать в попку, то в этом костюме есть дырка, но чтоб она стала напротив твоего ануса, тебе надо стать на прямые ноги, широко их расставить, и наклонить корпус к ногам на 90 градусов. Ты так еще и одновременно сосать сможешь. Будут недовольные — мы тебя прямо в таком виде всем на показ выставим. Сосешь и в жопу даешь только в презервативах. Если кто тебя без резины перепихнёт — я к тебе больше не дотронусь. Тут в основном мой класс и левые типы, все не с твоего района, не бойся, никто тебя не узнает. Но маску всё-таки одень.

Маска была такая узенькая, что лишь еле закрывала верхнюю часть лица. Знающий Свету, легко узнает её в этой маске, но до конца будет сомневаться — она ли это. Денис побрызгал специальным спреем на латекс и тот заблестел, после чего завел девушку в кабинку и она закрыла прозрачную дверку изнутри. Внутри было две урны с презервативами. Одна желтая со словами орал, вторая красная со словами анал. Такие же урны стояли снаружи по бокам кабинки.

Денис долго думал как решить проблему с её руками. Чтоб она не чесала себе зад, на руки пришлось надеть специальные перчатки, сжимающие кисть в кулак, а презервативы пришлось заранее разорвать, чтоб она могла достать из урны ртом уже готовый кондом.

Денис зажег свет — в кабинке было две мощных лампы, одна в полу, другая в потолке, с учетом, что стенка, в которую встроена кабинка была зеркальная — Света была очень удачно освещена.

Сам Давид прошел в смежную комнату и убедился, что освещения хватает, чтоб увидеть через одностороннее зеркало, что происходит со Светой в другой комнате. Раньше тут стояла видео камера, которая снимала, как отдыхает Светина мама с моряками отца, но сей час, у Дениса были другие планы на эту потайную комнату. Денис удобно устроился в кресле и набрал мобильный Давида. Тот сообщил ему, что в доме уже около 40 пар и гулянье идет во всю.

— Закрывай входные двери и отключай звонок, выпускай только через черный ход. Присылай людей в оральную комнату, наша шлюшка готова, — положил трубку и начал ждать.

Света стояла на коленях и пяткой надавливала на промежность, хоть как-то пытаясь унять страшный зуд. Вдруг в двери тихо постучали. Потом в комнату зашел парень, и застыл от удивления. Света и парень рассматривали друг друга. Парень пялился на красивые, упругие груди, потом на золотистые длинные кудри, потом на лицо, и на маску, на которой было красными буквами крупно написано «ОРАЛЬНАЯ ШЛЮХА», а под потолком на кабинке было крупно написано «МИНЕТ ЧЕРЕЗ ДЫРКУ». Парень посмотрел на это и быстро ушел. А Света облегченно вздохнула. Удивленный Денис опять потянулся к телефону и набрал Давида.

Но тут дверь широко распахнулась, и в комнату ввалился тот же парень, а за ним и друг на веселее, который возбужденно говорил первому:

— Да, что с ней разговаривать, её ебать надо, Денис шлюху нам нанял, а малолетних шлюх сей час везде навалом, — увидев перепуганную Свету он замолчал, минуту постоял неуверенно почитал надписи, — вот кадр и где он эту хату нашел?

Подошел к кабинке расстегнул ширинку, и просунул внутрь свой уже стоящий член.

Света сидела неподвижно и как загипнотизированная смотрела на просунутый ей в кабинку член. Парень стукнул по кабинке и закричал:

— Ну, давай шлюха, соси, тебе, за что деньги заплатили?

Света дрогнула, нагнулась к желтой урне взяла губами презерватив за сосок и привычным движением губ надела кондом на член. Сознание как будто поплыло, губы и язык занялись привычным делом — массировали ствол и головку члена. Парень не удержался и застонал, изливая семя в презерватив. Света, как и учил её Денис, после извержения ослабила давление языком и работала только губами, сжимая ими член на обратном ходе головы, как бы стягивая презерватив, пока парень сам не убрал член. И сразу в дыру просунулся стоящий член его друга, но и он продержался не долго. Оба скоро ушли. Слух о том, что в одной из комнат за стеклом сидит шлюха, которую наняли для гостей бесплатно, разнесся быстрее ядерного взрыва. Вскоре комната была полна горячих парней. Кто просто из любопытства глазел, долго не решаясь стать в очередь, кто поторапливал Свету, а кто от этого зрелища спускал в презерватив, даже не успев его одеть. Конечно, были и такие, кто с отвращением уходил даже еще и не успев полностью рассмотреть, что происходит в комнате, но таких было очень мало. Видя как играет горячая юная кровь и опасаясь конфликтов за очередь, Денис вызвал в комнату Давида. Тот зашел пару ударами поставил всё на своё место, показав, кто в комнате хозяин, зашел к Свете без очереди. Та не узнав Давида, потянулась ртом за презервативом, но он на неё зло рыкнул, и Света выронив со рта кондом, сразу принялась сосать. Очередь двигалась быстро — Света тратила до трёх минут на парня, а тут, на удивление всем, Давид простоял у кабинки больше 10 минут и уселся в кресло рядом, так и не кончив. Он уже хорошо знал все её приёмчики и готовил свой член для её попки. Глубокое горло, Света делала пока очень редко, только тем, кто долго не кончал, или кто подходил по второму или третьему разу. При таких заглотах толпа одобрительно свистела. Под один из таких свистов девушка очень бурно кончила, содрогаясь всем телом.

— Она же кончила, — выкрикнул кто-то из парней, чем вызвал еще один мощный оргазм у Светы, все одобрительно загудели. Толпа обезумела от такого зрелища, видя какое неподдельное удовольствие, получает юная блондинка.

Тем временем у коридора прилегающей к комнате на дверях стоял Леша. Девушек он вообще не пускал, объясняя тем, что там мужской туалет, а парней — только если кто-то выходил. Задание от Дениса — в комнате должно было находиться не более 10 человек. Пройти пытались многие — весь дом гудел о шлюхе в кабинке. Но ключ был только у Леши.

Тем временем, вдоволь насмотревшись на Светино развращение, Денис приступил ко второй части своего плана — он хотел найти новую вафлистку. Давид ему сказал, что из 42 девушек, 20 — лолки от 14 до 16 лет, а это то, что ему было нужно. Таня была нанята с целью заманивать в потайную комнату девушек. В большинстве случаев она делала так — подходила к нужной девчонке (под маской тяжело было угадать возраст, поэтому Таня искала девчонок с наиболее юношеской и подростковой фигурой), уводила её в сторону. Рассказывала про оральную комнату и плохой девочке, которая там сидит, говорила, что видела, как туда пошел её парень и может её туда провести. Денис уже хорошо изучил психологию девушек — он знал, что если парень её, то она побежит за Таней смотреть, если ненастоящий, то пойдет из любопытства, имея повод посмотреть то, что видеть она не должна. И почти все шли за ней, изрядно выпившие и гонимые злостью или любопытством.

А дальше всё происходило просто — она заводил их в потайную комнату и уходила. Девушка в полусумраке сначала шокировалась происходящим в другой комнате, она просто «зависала» на минут пять, после чего Денис вытаскивал свой возбужденный член, подходил к девчонке аккуратно упираясь вздыбленным оружием во внутреннюю часть ладони, и нежно начинал разводить незнакомку, делая акцент на её анонимность. А сосущая Света, работающая с таким упоением, равнодушной не могла оставить никого, ни парней, ни девушек. Девушка за стеклом явно получала удовольствие от минета. Дальше у Дениса происходило по двум сценариям. Или девушка убегала иногда награждая его пощечиной, а иногда со слезами. Либо девушка после этих слов оставалась смотреть продолжение дальше и после недолгих и сладких уговоров, возбуждаясь, она опускалась на колени и начинала с удовольствием сосать, пытаясь подражать умелым движением Светы.

Кончать от этого не было в планах у Дениса, он лишь руководствовался теми правилами из книжки — увидела минет, сделала минет, стала минетчицей. Поэтому он старался становиться так, чтоб девушка во время отсоса хорошо видела Свету, которая со счастливым лицом принимала новый член. Минут через пять он поднимал девушку с колен, так и не кончив, нежно целовал её в губы, говорил, что она ему сильно нравится и клал свою визитку в разрез её платья или кармашек. Со словами, что если ей захочется продолжить «такое» знакомство она может ему позвонить, он выпроваживал девушку за дверь. Потом звонил Тане и та приводила следующую. Позже Денис был шокирован числом девушек, которые у него отсосали. Из 42 присутствующих, 27 у него побывали в комнате и 21 опустилась перед ним на колени. Неужели алкоголь, сцена разврата перед лицом и анонимность, делает девушек такими падкими? Денис был искренне удивлен.

Света хоть и помнила одно из золотых правил — «чтобы член быстрее кончил, надо смотреть мужчине в глаза», но сначала стеснялась, закрывала глаза, а потом — много разных взглядов она на себе увидела. В основном это блаженство, но как только парень кончал, взгляд становился презрительным и именно эти взгляды унижали её всё больше, окончательно растаптывая достоинство, возбуждая и даря сознание, что она сильно отличается от других девочек и создана для мужской утехи. Зуд сзади становился нестерпимый, и она уже несколько раз сначала действиями — продолжая сосать, вставала на ноги и подносила к дырочке в противоположной стене свой раскрасневшийся зад, а потом не выдержав словами попросила:

— Мальчики вставьте же мне кто-нибудь в зад, — и столько было мольбы и жалости в этом голосе, что пару ребят обкончались прямо в очереди.

Даже Давид, уже не выдержав ожидания сигнала от Дениса, подошел к кабинке с другой стороны, надел кондом из красной урны, и просунул член внутрь. Света сама, издавая из заполненного рта довольные мурлыкающе звуки начала насаживаться попкой на член, как бы не расслаблены были мышцы, а попка была очень тугая и Света впервые услышала такой комментарий от Давида:

— Как хорошо, — с этими словами он кончил, а его место занял следующий.

Света уже не могла сосать и с силой прижалась ягодицами к стенке кабинки, пытаясь вобрать следующий член как можно глубже, тот с силой заходил у неё внутри, ударяясь через прямую кишку в матку и вызывая у девушки бесконечные оргазмы. Зуд не становился меньше, но приносил Свете странное удовольствие. Наслаждения от члена ходившего внутри её попки в сочетании с зудом доводили её до полуобморочного состояния.

Слух о том, что шлюху развели на анал, обошел зал в считанные секунды и было опустевшая комната снова заполнилась. Юные гормоны играли — если эти пацаны кое-как и могли развести своих подружек-малолеток на неумелый оральный секс, то про анальное сношение они могли только мечтать. А тут девка дает всем, еще и громко вопит, когда ей долго не всовывают. Денис сам появился в комнате и смотрел, чтоб все пользовались кондомами. Он не ожидал такого эффекта от тампона. Света уперлась локтями в противоположную стену, голова свисала, ноги сильно дрожали. И Денис её пожалел. Она открыла ему дверь по сигналу, тут же подхватив её на руки, он поднес девушку к креслу и аккуратно поставил на четвереньки, положив грудью на сидушку кресла. Надел презерватив, он направил член ей в попку, с легким всасывающим звуком его орган легко погрузился по самые яйца.

Внутри уже не было тесно — растянутые и уставшие мышцы сфинктера уже не выполняли свою функцию, временно оставляя Светину попу беззащитно раскрытой, внутри было очень горячо. Денис с силой заработал членом в её попке нисколько не жалея раздолбанное отверстие и стараясь направлять член как можно ниже к матке. Вся та энергия, накопленная в его чреслах в течение вечера благодаря другим девушкам, до боли искала выхода, и нашла в Светином заду. Кончая, он прошептал ей на ушко: «Ты последний раз чувствуешь мой член внутри себя, я нашел новых девочек готовых пройти твой путь с начала, а ты уже стала полной опущенной подстилкой и больше мне не интересна». Девушка со слезами на глазах завыла кончая, такого сильного и до обиды горького оргазма она еще в жизни не испытывала и ей казалось, что больше не испытает. Потом Денис ушел. Свету еще долго имели в зад под надзором и участием Леши и Давида, а потом кто-то дал ей выпить водки, и уставшая она отключилась.

— Заходи Денис, не стесняйся, — за массивным дубовым столом, расслабленно раскинувшись в массивном кожаном кресле сидел мужчина лет 40. Обычно суровоё его лицо, было удовлетворенным и расслабленным, — Денис, я очень тобой доволен и всегда говорил, что твой удел не драить палубы, а совращать молодых юных девушек и распускать их до безобразия. Ты сделал все довольно грамотно — вошел в доверие к моему сыну, убедил, что ты его одногодка, подложил эту книжку ему под руку, элементарно настроил против сестры, смог с Лешей «случайно» найти мой секретный дом. Единственное что сложно представить — как ты нашел целых два класса подростков в чужом городе.

— Иван Петрович, просто в Ваши годы у молодежи не было такой свободы и таких возможностей. А для меня это было самое простое задание. Гораздо тяжелее было сохранить девственность Вашей дочери — это была моя главная проблема. Ваш сын так и норовил со своим другом в моё отсутствие пустить Свету в оборот полностью. А еще было тяжело вложиться в выделенное Вами время, до приезда её матери из Франции.

— Лиля не за границей, просто пока тебя не было, довольно резвый пони сильно укусил её за плечо, когда покрывал. Довольно страстный и дикий жеребчик попался. Лиля скоро выписывается с больницы.

— Иван Петрович, я и сей час не могу понять, почему вы мне приказали сделать это с Вашей дочерью? В чем она провинилась?

— Света у меня умненькая девочка, а вот мать её настоящая шлюха, ну ты сам знаешь, — улыбнулся Иван Петрович, вспоминая, как Лиля сосала за одежду доярки у 13 летнего Дениса. Света его не узнала тогда на том видео, — я сделал очень дорогой тест ДНК, и оказалось, что Леша мой сын, а Света не моя дочь.

Раздался глухой стук под столом Ивана Петровича, и только тут Денис заметил еле торчащие из-под стола пару розовых пяток. Мужчина в кресле отъехал, и от туда выползла Света с набухшими влажными губами. Полностью голая она удивленными, в слезах глазами смотрела на своего отца.

— Да, Света, твоя шлюшка мать где-то нагуляла тебя и главное, что не сказала это мне, — мужчина словил за руку убегающую плачущую девушку и опять затянул её под стол, — ты же знаешь, что я становлюсь очень зол когда не окончу.

Денис спокойно наблюдал, как Светина голова, схваченная сильными руками за два хвостика, то исчезала, то появлялась снова над поверхностью стола, издавая глубокие гортанные звуки. Иван Петрович раз пять с силой прижал Светину голову к своим чреслам, потом дико зарычал и отпустил девушку. Света вся в слезах и капающей с подбородка на голые груди спермой убежала к себе в комнату.

— Лиля когда выпишется, очень удивится когда узнает во что превратилась её дочка. Успокоившись, она, конечно, будет завидовать Свете, завидовать, что в молодости такое не сделали с ней.

— Иван Петрович во время просмотров вашего семейного видео, Леша очень сильно заинтересовался своей мамой.

— Да? Очень интересно, — Иван Петрович задумчиво посмотрел на фотографию своей жены на столе, — за Светой не скучаешь?

— Нет, у меня после вечеринки сразу несколько девушек уже в обработке, одна уже даже у своего любимого кобеля сосет. Скоро приведу к Вам на знакомство.

Расскажи друзьям: