Пошлые рассказы

# 1168

Подготовка курсового проекта

Эта история произошла в позапрошлом году. Тогда я учился на пятом курсе политехнического института и уже подрабатывал на кафедре ассистентом. Я принимал лабораторные у первокурсников, а помимо этого оказывал платные услуги студентам... занимался репетиторством, готовил к экзаменам, делал курсовые. Последнее официально не приветствовалось, но среди студентов информация имелась, и услуги мои спросом пользовались. Определенный заработок у меня, конечно, был.

И вот однажды я, как обычно, сидел в лаборатории после занятий, и принимал работы у отстающих студентов. Я вышел из кабинета на несколько минут, и оказалось что возле дверей меня уже ждала первокурсница — моя потенциальная клиентка. Выяснилось, что она просто стеснялась зайти в лабораторию, чтобы обратиться ко мне со своей проблемой.

— Извините, можно Вас на пару минут?

— Я слушаю, какие проблемы?

— Курсовой по электротехнике.

— Тебе нужно целиком подготовить проект? А срок сдачи какой?

— Нет, нет. Я его уже начала делать сама, но у меня никак не получается расчет. Данные не сходятся с графиками, в общем, что-то не идет. Я слышала, Вы даете консультации.

Я поймал себя на мысли, что не видел раньше эту студентку. Просто не обращал внимания. Но, надо сказать, она была более чем симпатичная, и я это сразу про себя отметил. Таких девушек в институте не так уж много. Красивое, немного смуглое личико, длинные темно-русые волосы слегка пониже плеч, очаровательная улыбка, классная фигурка, стройные загорелые ножки. Она скромно стояла передо мной в белых коротких шортиках и желтой обтягивающей майке. Я с удовольствием отметил, что не могу не любоваться ей.

— Да, да, конечно, даю консультации. Если хочешь, давай договоримся. Нет проблем, — добавил я.

— А когда Вам удобнее?

— Можно хоть сегодня вечером.

— Нет, сегодня у меня никак не получится. А завтра?

— Хорошо, приедешь ко мне завтра после семи (я достал авторучку, чтобы черкнуть адрес).

— А сколько это будет стоить?

— Давай сначала посмотрим, в чем именно проблема (я уже про себя решил, что никаких денег с этой первокурсницы брать не стану), если не очень сложная — то..., в общем, посмотрим, пока не знаю.

— Спасибо большое. Тогда завтра я буду у Вас — она неповторимо улыбнулась — если это Вам удобно.

— Я же сказал — проблем не будет.

— Еще раз спасибо. До свидания — на ее лице было едва заметно некоторое смущение.

— До завтра!

Она поправила сумочку на плече и пошла по коридору в сторону лестницы. Я не смог удержаться, чтобы не посмотреть некоторое время ей в след, как слегка развеваются ее длинные густые волосы при ходьбе, а главное, я поймал себя на том, что смотрю, как удаляются ее классные ножки, и как сокращаются мышцы на ее ягодичках, слегка выглядывающих из-под коротеньких шортов.

...Следующий день тянулся необычно долго. Когда я уже собрался ехать домой, ко мне подошел преподаватель, и попросил меня зайти к нему. Я, конечно же, не мог не зайти, но мне хотелось, чтобы это было не на долго. -Не тут-то было! Он решил разобраться с тем, как я опрашиваю первокурсников, и видно было, что он никуда не торопится. Мы сидели, беседовали с ним, а я начинал все больше нервничать. Может быть, прямо сказать ему, что у меня дела? В этот момент позвонил телефон, мой шеф снял трубку, поговорил пару минут — я чувствовал, что разговор затянется, и вдруг, не отрываясь от телефона, обратился ко мне... "Ну в общем, вы поняли, да?", дав понять, чтобы я освободил кабинет.

Я вежливо попрощался, метеором вылетел из кабинета, и помчался на выход. Времени оставалось всего двадцать минут. Пришлось брать такси.

Лена (так, оказывается, ее звали) пришла ровно в семь, едва я успел переодеться и включить чайник. На этот раз на ней была достаточно длинная, ненамного повыше колен, серая юбка, и элегантная темно-синяя блуза с достаточно большим вырезом спереди. Она скромно улыбнулась, спросив, можно ли ко мне. Я пригласил ее в комнату, и предложил, чтобы она обращалась ко мне на "ты". Усадив Лену в кресло, я предложил сперва угостить ее чаем, а сам проследовал на кухню. Я не хотел торопиться с курсовым, мне хотелось пообщаться с этой девушкой, и я заварил чай, приготовил бутерброды, конфеты, печенье. Все это я поставил на маленький столик рядом с креслом, где сидела Лена, а сам сел напротив, на диван.

— Ну вот, угощайся, не стесняйся, будь как дома.

— Ой, спасибо, правда, неудобно — Лена потянулась за бутербродом, наклонившись в мою сторону через стол. В это момент я что-то говорил, и мне показалось, что мой голос инстинктивно дрогнул — я увидел под вырезом ее блузки очертания ее симпатичных аккуратных грудей, свисавших сосками вниз — очевидно, что Лена не любила обременять себя ношением лифчика.

— Нет, нет, все удобно — я старался сохранить ровный голос. Так ты в какой группе учишься?

Мы продолжали разговаривать за чашкой чаю. Я уже успел выяснить музыкальные и кинематографические пристрастия своей собеседницы, и еще несколько раз кинуть беглый взгляд на чудную картину Ленкиных грудей, когда она наклонялась, чтобы что-нибудь взять с моего края столика. Мне вдруг нестерпимо захотелось, чтобы это продолжалось дольше, лишь бы Ленка не заметила, каким взглядом я на нее украдкой смотрю, но казалось, что она ни о чем не догадывалась, или по крайней мере делала вид. Тогда я изобрел небольшую хитрость... я перевел разговор на тему учебы, достал из ящика стола одну работу студента-первокурсника, и стал показывать какие-то примеры с вычислениями, положив бумаги на столик, чтобы было удобно смотреть вместе. Как я и ожидал, мою очаровательную собеседницу это действительно заинтересовало, она наклонилась ко мне, и стала внимательно просматривать то, что я стал объяснять, и так как мы сидели напротив друг друга, я мог спокойно перевести взгляд вперед, как будто стараясь смотреть в лицо собеседнице. Это сработало! Моему взгляду предстали ничем не прикрытые грудки Лены в глубине ее блузки, которые я мог совершенно спокойно рассматривать, я даже мог различить форму и цвет ее сосков. Это было просто восхитительное зрелище! Догадывается ли она, что я вижу ее груди? Впрочем, если догадывается, это ее проблемы — я ведь просто разговариваю с ней, помогая разобраться с вычислениями. Но похоже, что ее это вовсе не волновало — она была слишком увлечена, и мы сидели так некоторое время, пока я не закончил рассматривать тот пример. Вечер у меня определенно складывался не очень плохо! Но все-таки чай уже остывал, поэтому мы решили отложить учебные вопросы, и вновь перешли к нейтральной беседе. Я предложил Лене угоститься шоколадной конфетой...

...И вот наше чаепитие закончилось, я отнес в кухню пустые чашки, предложив Лене сесть за письменный стол. Сам я поставил свой стул рядом с ней, и мы приступили собственно к рассмотрению курсового. Проблема оказалась не такой уж сложной, мне просто пришлось подробно объяснить моей ученице, как правильно пользоваться графиками, и почему именно у нее не сходились расчеты. Ленка оказалась весьма способной ученицей, и мне, признаться, было просто приятно сидеть рядом с ней за столом и чувствовать, как она с уважением и с благодарностью слушает меня. Через какое-то время я как-то автоматически придвинулся немного ближе к ней, и при этом ощутил как мое колено коснулось ее колена. Она никак не среагировала. Тогда я прочно поставил ногу рядом с ней, и мы сидели в таком тесном контакте. Я невзначай кинул взгляд вниз (это было не очень удобно, так как мы сидели за столом)... Ленка сидела, поставив ноги прямо, и слегка расставив их в стороны, ее юбка несколько стянулась вверх, так что ноги были обнажены выше чем до середины бедра. Я быстро перевел взгляд и снова уставился в ее черновик. Мы продолжали беседу...

... В принципе, с расчетами стало уже все понятно. Но я еще обещал рассказать о том, как лучше подготовиться к защите. Я встал из-за стола, и на минуту вышел из комнаты в туалет, вернувшись, я расположился на диване, так как черновики нам уже были не нужны. Ленка осталась сидеть за столом, но при этом она развернулась на стуле в мою сторону, положив ногу на ногу и выставив одно колено вверх, при этом ее серая юбочка задралась еще выше, и теперь моему взгляду сами собой открылись ее почти полностью обнаженные ножки. Лена, конечно же, понимала это, но очевидно она сама хотела порисоваться передо мной своими ножками, и мне оставалось лишь спокойно сидеть и наслаждаться тем, что она позволила мне на данный момент. Я стал рассказывать ей о том, как проходит защита, какие вопросы лучше подготовить, как на них отвечать. Мне хотелось задержать девушку у себя еще, и я решил предложить ей повторить чайку. К моему сожалению, она отказалась, сказав что уже пора собираться домой. "Я лучше зайду пока в туалет" — тихо добавила Лена, при этом она опустила ноги прямо, не сдвигая колен, и — между ними показалась узенькая полоска белых, почти прозрачных трусиков. Я резко ощутил давление у себя в штанах, но деваться было некуда... "Конечно, иди" — ответил я. Лена встала, одернула юбку, и вышла.

Когда она вернулась в комнату, она села рядом со мной на диван, поправив под собой юбку, и положив ногу на ногу.

— Гена, большое спасибо, ты мне очень помог.

— Всегда пожалуйста — ответил с улыбкой я. Жаль, что ты торопишься. А то можно было бы посмотреть новый фильм — сказал я с надеждой в голосе.

— Нет, спасибо, правда, пора идти. — Лена отточенным движением поправила юбочку так, что ее край оказался заметно выше. — Так давай все-таки договоримся об оплате.

— Брось, ерунда. Мне было интересно с тобой пообщаться. Если что, обращайся еще, не стесняйся.

— Спасибо, правда не удобно, ты потратил на меня столько времени. Не знаю, как и благодарить.

Немного помолчав, она вдруг добавила...

— А можно я приглашу тебя в гости на торт. Скажем, в пятницу, после занятий.

— Спасибо за предложение, честно говоря, трудно отказаться.

— А и не надо отказываться. В пятницу вечером, О-КЕЙ?

— Идет! А где ты живешь?

— Давай встретимся в институте и вместе поедем ко мне.

... Не стоит рассказывать о том, как я ждал вечера пятницы. Через день после нашей встречи я случайно встретился с Леной в коридоре. И как я мог ее раньше не замечать?

— Привет!

— Привет, ну как, закончила курсовой?

— Уже почти, сейчас все оформляю — на ней были те же элегантные белые шортики, в которых я встретил ее первый раз. — Как у тебя дела?

— Спасибо, все в порядке.

— Ладно, извини, сейчас бегу на лабы. Ну, до завтра, как договорились!

— До завтра!

... И вот мы встретились у меня в лаборатории. На этот раз она была в тинейджерских синих джинсах и длинной футболке навыпуск.

— Ну что, едем ко мне? Я уже все приготовила.

— Потрясающе! Я очень рад. Сейчас, только посиди десять минут, мне надо зайти на кафедру.

... Оказалось, что Лена жила далеко, почти на окраине города, в новостройках. Минут через десять после того, как мы влезли в автобус, освободилось два места рядом друг с другом, и я жестом пригласил ее сесть. Устроившись на мягком сиденье, я уже по-другому взглянул на проблему с дальностью расстояния... Ленка весело рассказывала о своих приключениях с лекциями, и о чем-то еще. Я потихоньку обнял ее за плечо, и она положила ладонь мне на ногу чуть повыше колена. Так мы доехали до нужной остановке.

Квартира, где она жила, была обставлена со вкусом. Выяснилось, что с начала мая ее родители почти не вылазят с дачи, и она почти все время дома одна. Мы зашли в Ленкину комнату, я сел в одно из двух кресел, стоявших в пол-оборота друг к другу.

— Посмотри пока телевизор — она протянула мне пульт, а я сейчас схожу за тортиком. Вчера весь вечер пекла. Хочется, чтобы кто-нибудь оценил. ...Я только сниму джинсы, а то дома жарко — с этими словами Ленка расстегнула молнию и сняла с себя джинсы, оставшись в футболке, которая была чуть пониже бедер, и в белых носочках. Я остался ждать в кресле, а она пошла в кухню.

Я включил телевизор, нашел какую-то передачу. "Она просто прелесть!" — пронеслось у меня в голове — "Интересно, а что у нее под футболкой?"

Оказалось, что она приготовила замечательное угощение — это, по ее словам, вознаграждение за мою помощь с курсовым. Красное вино, салаты, шпроты, и конечно замечательный торт. Она устроилась в кресле напротив, забравшись в него с ногами, и поджав их под себя. Я стал замечать, что постепенно начинаю сходить с ума по этим ножкам.

— Знаешь, честно говоря, ты ведь классная девчонка — попытался сделать я комплимент.

— Конечно, знаю — шутливо ответила она.

Ленка, очевидно, не страдала лишними комплексами — пока мы разговаривали, уминая салат, она поменяла позу, оставшись в кресле с ногами, но усевшись на корточки, расставив колени в стороны. Так как ее футболка итак почти не прикрывала ног, я увидел такое, что поневоле вздрогнул — между раздвинутыми Ленкиными ногами отчетливо вырисовывалась розовая щелка — трусиков на ней не было!

— А что ты собираешься делать, когда защитишь диплом, — продолжала она, как ни в чем не бывало, — останешься преподавать в институте?

— На первое время — да, — едва я смог выдавить из себя (Теперь моему другу в штанах было явно неспокойно).

— А потом?

— (Я кое-как справился с собой, стараясь выглядеть спокойным) — Потом я думаю попытаться найти работу в какой-нибудь фирме, лучше — западной. А каковы твои планы на будущее (я смекнул, что должен задать этот вопрос).

— Не знаю, пока надо получить образование, а там — подумаю, время пока есть.

... Мы наконец-то добрались до тортика. Я старался быть невозмутимым, но все время не мог оторвать глаз от чудной картинки Ленкиной писюльки... ее тоненькие губки были слегка раздвинуты, так как она сидела враскорячку, опершись на спику кресла, и между ними я мог разглядеть маленький бугорок в верхней части. Особо волнительным казалось то место, где ее ничем неприкрытая промежность переходила во внутреннюю поверхность ее ног... А торт был и вправду отменным! Но он уже подошел к концу.

— Подожди немного, сейчас кино какое-нибудь посмотрим (хорошо сказала, "какое-нибудь" - подумал я про себя), — с этими словами она встала с кресла и стала убирать посуду.

— Давай я тебе помогу, — предложил я.

— Ну если хочешь, можешь помочь отнести фужеры, а так — я сама.

Я взял фужеры и пошел следом за ней. Ленка уже стояла возле раковины и мыла посуду. Она нагнулась, чтобы выбросить мусор в ведро, из-под ее футболки соблазнительно приоткрылись две половинки голенькой попки.

Наконец-то мы закончили с посудой и пошли к телевизору. Я снова сел в то же кресло. Кресло было достаточно широким, и Лена села в него же, рядом со мной. Она закинула правую ногу через подлокотник, а левую, согнув в колене, поджала под себя, так что ее колено аккурат легло на мою ногу.

Мы стали смотреть какую-то романтическую мелодраму. Честно говоря, подобные фильмы меня не привлекают, но тогда мне это было не важно. Я смело положил ладонь на Ленкину коленку, так как она сама подставила мне ее. Лена тоже положила свою руку на верхнюю часть моей ноги. Я не очень внимательно следил за содержанием фильма, так как мой взгляд постоянно перемещался вниз, туда, где я краем глаза мог наблюдать полностью обнаженную Ленкину ножку, лежащую на моей ноге, и кусочек промежности, выглядывающей из-под футболки. На экране герои летели куда-то на маленьком двухмоторном самолете над джунглями. Вскоре моя Леночка немного подвинула свою ладонь так, что она оказалась прямо на моем уже давно возбужденном, рвущемся наружу, органе. Я стал слегка поглаживать ее коленочку, ее кожа была гладкой и слегка бархатистой на ощупь из-за прозрачных, микроскопических, не видимых глазом волосиков. Лена стала потихоньку сжимать рукой мой член через брюки, медленно слегка надавливая на него, и также медленно ослабляя нажим. Я повел рукой немного выше по ее ноге, и стал нежно поглаживать ее по средней части бедра. Так мы сидели наверное с полчаса, я потихоньку блаженствовал, и она, очевидно, тоже, но проблема неожиданно оказалась в том, что мне захотелось в туалет, и теперь уже хотелось все больше и больше. Какое-то время я боялся нарушить сложившуюся идиллию, и потому оставался сидеть, но в итоге все-таки не смог больше держаться, мне пришлось-таки встать и выйти, оставив девчонку на время одну. И, что удивительно, когда я вернулся, оказалось, что вышел я очень даже вовремя.

Когда я снова зашел в комнату, по телевизору шла постельная сцена. Моя Ленка жадно смотрела на экран, но главное не в этом... я поначалу опешил, когда открыл дверь — Ленусик сидела в кресле, съехав вниз, опустив ноги на пол и широко расставив коленки. Ее футболка была закатана выше пупка, а одна рука находилась в промежности. Я в нерешительности встал в дверях... На какое-то мгновение у меня возникло сомнение — может, стоит выйти и сделать вид, что ничего не видел?... Но нет, Ленка наверняка слышала, что я уже открыл дверь, тем не менее ее пальчики продолжали играть у нее в промежности, и после того как я закрыл за собой дверь, она лишь ускорила темп. Я, конечно, волновался, но все же твердым шагом подошел прямо к креслу. Ленка сразу же среагировала на мое приближение тем, что подвинулась на край кресла, освобождая мне место, и снова закинула одну ногу за подлокотник. "Давай, садись, скорей, смотри на экран — такая классный момент!" — чуть приглушенным тоном сказала мне Лена, не вынимая при этом пальчика из писи, и продолжая свое занятие. Я подошел и опустился рядышком в кресло. Момент в телевизоре действительно был классный, и весьма откровенный, но меня волновала совсем не это, а то, что происходило рядом... Лена смотрела телевизор, продолжая теребить себе клитор... Через две-три минуты она снова обратилась ко мне (но эти минуты растянулись для меня почти на вечность)...

— Ну как, нравится?

— М-да... — пробубнил я.

— Если хочешь, Ген, не стесняйся — можешь тоже помастурбировать (Да, да, она прям так и сказала — "тоже помастурбировать"!, скромным таким, невинным голоском!)

— А давай... Я... Лучше тебе помогу — смог я наконец выдавить из себя.

— Давай! — спокойно согласилась она. — А я тебе!

Она перекинула ногу через мое колено, и стала рукой расстегивать мне ширинку. Мое сердце учащенно забилось... Я немного погладил Ленку по ноге, постепенно поднимаясь все выше, в это время она уже запускала мне руку под трусы... Наконец, моя ладонь оказалось у Ленки между ног. Я погладил ее лобок и провел пальцами по щелке. Щелка была уже горячая и мокрая. В это время нежные пальцы девушки уже прикоснулись к моему напряженному члену под трусами, и стали вытаскивать его наружу. И вот она уже полностью освободила мой член, и стала гладить ладонью его ствол. Я постепенно стал заводить свой палец между ее половых губ. Лена стала теребить мою головку, а я нащупал ее небольшой, но набухший клитор в верхней части промежности, и тоже стал его теребить. Вдруг она задергала тазом в такт движениям моего пальца. "Здорово" — это сказала она. По телевизору в этот момент любовная сцена уже кончилась, но нам теперь было все равно...

... Мы продолжали сидеть в кресле, я постепенно добрался до Леночкиного влагалища, и погрузил в него один палец. Оказалось, что она была еще девочкой, чему я немало удивился! Я инстинктивно стал действовать осторожнее. Но она вдруг попросила меня... "Побыстрее!", и стала сама насаживаться вперед на мой палец. При этом она теперь сжимала мой член в кулачке, и водила по нему вверх-вниз, убыстряя темп. Я теперь уже едва сдерживался, чтобы не брызнуть слишком рано, чтобы удовольствие могло продолжаться. "Интересно, — подумал я про себя, — кто ее так научил, если она еще девочка?" В конце концов я не выдержал и прямо сказал... "Подожди немножко, перестань, а то сейчас брызну". Она послушно перестала водить рукой по моему члену, но продолжала просто держать его в своей руке. Я же тем временем не забывал о своем... я уже почти неистово работал пальцем в ее разгоряченной писечке, мой палец был весь мокрый и скользкий, и вдруг я ощутил, как она дернулась, тихо, едва слышно, застонала сквозь сжатые зубы, ее влагалище, в котором играл мой палец, стало судорожно сокращаться. Я понял, что моя подруга кончает. Я еще немного поиграл у нее там, и стал медленно, постепенно сбавлять темп. Ленусик еще раз тихонько простонала и произнесла вялым голосом... "Классно! Кайф!"

После чего она встала с кресла и села на колени передо мной. Я продолжал сидеть с торчащим членом, высунутым из ширинки. Ленка снова взяла его в руку, и наклонилась к нему лицом. Она еще немного погладила его рукой, после чего стала целовать ствол губами. Потом она стала облизывать весь ствол языком, и нежно поцеловала головку. Леночка взяла в руку мои яички и стала их теребить, а губами начала ласкать мою головку. Потом она начала потихоньку сосать мой член, при этом одной рукой продолжала играть с моими яичками, а другую снова завела себе между ног и стала ей потихонечку там водить. Она брала член все глубже и глубже, постепенно натягивая на него свой ротик, и играя язычком с головкой, немного щекоча ее при этом, периодически она вынимала мой член изо рта и облизывала его со всех сторон, а потом снова брала в рот и продолжала сосать. Все это время ее свободная рука находилась у нее между ног, и пальчиками она теребила свою писю. Мне хотелось расслабиться и наслаждаться этим как можно дольше, целую вечность, но мой друг был не в состоянии выдерживать эту экзекуцию дольше, я тихо сказал Лене... "Подожди! Сейчас брызну!", но она как будто не слышала меня, самозабвенно продолжая свое дело. Я только успел пробормотать... "Сейчас...", и тут же волны приятного разряда пронзили мое тело, я понял, что не смогу удержать, и мощная струя спермы вырвалась из меня в Ленин рот. Она чуть-чуть вытащила мой член изо рта, оставив внутри только головку, и продолжала играть с ней язычком, а моя головка извергала все новые и новые струйки, пока не успокоилась. Лена сделала несколько глотков, продолжая облизывать мою головку, но излишки спермы уже стекали у нее по губам и подбородку. Когда мой друг полностью разрядился, она вынула его изо рта, облизала, и встала с колен. Я тоже встал с кресла, убрал член в ширинку, поправил трусы, и застегнул молнию.

После чего Лена снова погрузилась в кресло, сев в него вместе с ногами, и, широко разведя колени, выставила писю вперед. Ее футболка все еще была закатана выше пупка. Она слизнула с губ остатки моей спермы, и стала потихоньку гладить свою писюльку рукой, потом раздвинула пальчиками половые губки, и стала играть с клитором. На подбородке у нее еще оставалось немного спермы, но она, похоже, не обращала на это внимание. Тогда я, поняв, что она хочет покайфовать еще, встал перед ней на колени, наклонился к ее лобку, и, приподняв Ленкину попку, обхватил ладонями ее ягодички. Я нежно поцеловал ее ляжечки, а потом и лобок. Я стал ласкать языком ее розовые губки, и, постепенно раздвинув их, вошел им внутрь. Потом я немножко поиграл с ее клитором, от прикосновений моего языка он тут же набух, и я стал лизать вход в ее влагалище, прикрытый розовенькой складочкой ее девственной плевы.

"Интересно, как она до сих пор умудрилась остаться девственницей, с такими-то наклонностями" — все никак не укладывалось в моей голове. "Пока на этом остановимся, раз она девочка" — твердо решил я, и подумал, что она и сама, наверняка, не намерена разбрасываться своей девственностью по первому же случаю, хотя, конечно, навряд ли по первому...

Я слегка ввел кончик языка в приоткрытую дырочку Ленкиного влагалища, и стал осторожно водить им туда-сюда, а руками я в это время потихоньку массировал ее попку. Киска моей подруги обильно источала терпкий, немного кисловатый сок, я жадно слизывал это сок, и одновременно стремился насытиться ее неповторимым запахом, я погружал свой язык внутрь, и снова вынимал его, поигрывая с клитором, полизывая ее половые губки и целуя лобок, и снова раздвигал ее губки языком, вводя его внутрь и погружаясь в сочную мокрую серединку. От моей игры Лена кончила и тихо застонала, почему-то опять сквозь стиснутые зубы. Я так и не понял, почему она стеснялась открытого проявления своих эмоций, хотя в остальном была девчонкой, определенно незакомплексованной. Наигравшись вдоволь с ее киской, я поднялся с колен и сел с ней рядом, обняв Леночку рукой за подмышки.

"Давай досмотрим фильм!" — вдруг, неожиданно для меня, предложила Лена. "Да уж, — подумал я", я уже и забыл про него. Очевидно, прошло уже больше половины кино, но я согласился досмотреть. Лена села боком мне на коленки, я обхватил ее за плечи, и мы вернулись к просмотру фильма. Я уже давно упустил сюжетную нить, и потому не особо пытался ее найти. Кто-то куда-то уехал..., чья-то свадьба... Я время от времени поглаживал ленку по коленкам и выше, иногда опускал руку на ее лобок, слегка раздвигая ее ножки пальцем, поигрывал у нее между ног. Так мы и досмотрели до самого конца. Честно признаться, фильм был не такой уж плохой, и даже местами интересный, если только смотреть его внимательно, что понял я уже к концу.

...Я посмотрел на часы... Было уже достаточно поздно... "Оставит ли на ночь?" — мелькнула надежда. "Но нет, очевидно, не намерена, а так хотелось бы... Но, возможно, это не последний случай... Или все же повезет сейчас?... "

... И тут Лена встала с кресла и начала надевать джинсы (необходимости в трусиках она, очевидно, не видела). "Интересно, куда она собирается?"

— Я обещала сегодня зайти к подруге после десяти, мне надо занести ей кое-какие лекции и кассету.

— А где твоя подруга живет?

— Недалеко, через квартал. Хочешь, можешь меня проводить.

Мы вышли из подъезда. По дороге речь снова зашла про учебу, экзамены, студентов и преподавателей. Мы шли рядом друг с другом, но даже не прикасаясь друг к дружке, просто, как старые знакомые. И ничто не выдавало того, что было у нас с ней всего полчаса назад. Она разговаривала со мной как ни в чем не бывало, просто, как с приятелем-старшекурсником. Я решил, что должен буду непременно выяснить о ее видах на продолжение наших встреч... Мы уже приблизились к дому, где жила Марина — Ленкина однокашница.

— Вон там, через дорогу остановка. Там ходит сорок восьмой. Доедешь отсюда? — это обратилась ко мне Лена.

— Конечно, доеду — ответил я, наверно, с заметной досадой в голосе.

— Еще раз большое спасибо за помощь. Просто не знаю, как благодарить.

— Обращайся, если что надо. И спасибо тебе — за прекрасный вечер, за угощение...

— Ой, не стоит... Просто мне приятно было пригласить тебя в гости.

— Мне все очень понравилось — многозначительно подтвердил я.

Я уже собрался попрощаться и направиться в сторону остановки.

— Сколько сейчас времени? — вдруг спросила Ленка.

— (Я посмотрел на часы) — без десяти одиннадцать. А что?

— Я просто подумала, что автобуса может уже не быть. Он у нас в это время плохо ходит.

— Ну, если не будет, такси придется брать.

— Слушай, в принципе, можешь переночевать у меня. У меня одна комната совершенно свободна. Если тебя это устроит.

— Ну, если ты думаешь, что я не помешаю...

— Да нет. Я же говорю, одна комната полностью свободна, пока предки на даче. Только какие у тебя планы с утра?

— Да вообще говоря, никаких. Занятий у меня по субботам нет.

— Мне просто с утра придется ехать в институт. У меня там лабы и зачет.

— Ну раз надо, так надо. Придется встать раньше.

— Тогда подожди меня здесь. Я скоро буду, — с этими словами она зашла в подъезд.

Я стоял и ждал Ленку на улице. "Да, здорово все меняется... Только почему она все намекает про вторую комнату? Разве между нами совсем ничего не было?"

... Ленка появилась минут через пятнадцать.

— Ну что, сейчас ты точно отсюда не уедешь. Пошли, переночуешь у меня. А завтра я разбужу тебя перед уходом.

— Спасибо!

— Ну что, пойдем?

Мы вернулись к ней домой. "Хочешь еще чаю?" — спросила она. — "Можно немного!". Ленка проводила меня в комнату, сама опять сняла джинсы и пошла заваривать чай. Потом мы немного попили чайку. Она теперь сидела напротив меня достаточно скромно, положив ногу на ногу. Периодически она лишь слегка поглаживала себя ладонью по обнаженной ноге. Вид ее ножек — единственное, чем она "угостила" меня на ночь.

"Пойдем, я постелю тебе постель" — Лена пригласила меня в зал. Она действительно собиралась уложить меня в другой комнате. Лена разобрала диван, пожелала мне спокойной ночи, и закрыла за собой дверь. Я разделся до трусов, и залез под одеяло. Заснул я не сразу. Мысленно передо мной всплывали эпизоды прошедшего вечера. ...Вот она сидит в одной футболке, и садится на корточки, выставляя напоказ свою писю... Мы пьем вино, беседуем, я смотрю на ее неприкрытую щелку... Вот я вхожу в комнату, а она продолжает мастурбировать при мне... Приглашает присоединиться... Наконец, доходит до орального секса... Я кончаю ей в рот, она глотает мою сперму... Потом я ей лижу ее киску... И в итоге — она чуть было не проводила меня домой... А вот теперь мы спим в разных комнатах... Мысли постепенно переходили в состояние дремоты...

... Я проснулся от того, что кто-то с меня стащил одеяло. Услышав теперь уже хорошо знакомый голос "Вставай, пойдем кофе пить", я открыл глаза. Было уже светло. Передо мной стояла Ленка. Она была в одной длинной пестрой мужской рубашке, застегнутой всего на две пуговицы, эта рубашка, очевидно, обычно исполняла роль домашнего халата. Я медленно потянулся. "Давай, вставай, лежебока" — она наклонилась ко мне и стала тормошить меня за плечо. При этом одна из ее грудей почти полностью вывалилась из-под запахнутой полы рубашки. Я нехотя поднялся и проследовал в ванную.

Наспех умывшись, я вышел из ванны, и прямо как был, в трусах, зашел на кухню. Ленка уже шла навстречу мне с двумя чашками кофе в обеих руках. Во время ее ходьбы, когда она выставляла вперед левую ногу, из-под полурасстегнутой рубашки отчетливо выглядывала узенькая полоска жиденьких черных волос на ее лобке. Она пригласила меня попить кофе в комнате... "Пошли лучше в комнату! Я пока соберусь, а то уже скоро надо идти. А ты пока оденься!"

... Меня одолевали неоднозначные чувства, какие-то сомнения. Ленка, безусловно, классная девчонка. Вспомнить только, что мы с ней вчера вытворяли! Она пригласила все же меня остаться на ночь, не пожелав отпустить поздним вечером добираться до дому. В то же время, она сразу как-то поостыла ко мне. Мы спали в разных комнатах. Теперь она ведет себя весьма бесцеремонно, хотя ясно, она торопится в институт. Я уже знал, что Лена была весьма прилежной студенткой... Но она мне определенно нравилась, даже чисто внешне, даже больше, чем нравилась... Ее длинные темные волосы, милое личико, очаровательная улыбка...

... Я сидел в кресле уже одетый и допивал вторую чашку кофе, закусывая печеньем. Лена поставила свою пустую чашку на стол, и подошла к платяному шкафу. "Допивай пока. Сейчас я оденусь, накрашусь, и пойдем. Ладно?" — это сказала мне Ленка, повернувшись к шкафу. Она сняла с себя рубашку и убрала ее в шкаф, оставшись стоять спиной ко мне совершенно голой. Я отметил про себя, что у нее очаровательная круглая попка, хотя ее груди видно не было. Она достала из шкафа узкую цветастую мини-юбку, надела ее прямо на голое тело, и застегнула сзади небольшую молнию. Потом она надела короткий обтягивающий топик без рукавов и, закрыв шкаф, повернулась ко мне. "Сейчас, уже почти готова!" — она взяла зеркальце, помаду и села в кресло, чтобы привести себя в порядок. Ее топик был почти прозрачный, и через тонкую ткань отчетливо прорисовывались кругляшки ее бордовых сосков, а юбочка прикрывала ноги не более чем на одну ладонь. "Интересно, подумал я, далеко не каждая девчонка так соблазнительно одевается в институт". — "Да, она же сегодня сдает зачет, она говорила мне" — добавил я про себя. Тем временем Ленка сидела и очень тщательно приводила в порядок свои губы, ресницы и лицо. Она была такой очаровательной! Ее макияж как нельзя шел к немного смуглому цвету лица и к ее обворожительной улыбке. "Жалко, что мне сегодня не надо в институт", — пожалел я.

— Ну что, идем!

Мы вышли из квартиры и спустились вниз. Несмотря на довольно раннее утро, на улице уже немного начинало припекать. Мы направились к ближайшей остановке. Там, по идее, мы должны расстаться. Но надежда не покидала меня...

— Какие у тебя планы на выходные? — начал я разговор.

— Вечером я собираюсь к родителям на дачу, с ночевой.

— Жаль...

— Встретимся в институте, в понедельник. Что-нибудь придумаем.

— Да, конечно, — сказал я.

Это было то, чего я ждал! Значит, не все потеряно.

Я проводил ее на автобус. Мы попрощались, она подставила мне свою щечку, и я ее нежно чмокнул.

— Пока!

— Пока!

Я немного постоял, глядя как ее загорелые ножки поднимаются вверх по ступенькам автобуса. "Классная девчонка!" — пронеслось у меня в голове очередной раз. Она уехала...

Часть II (или что было потом)

...Честно говоря, во время выходных я то и дело мысленно возвращался к нашему знакомству с Ленкой. Трудно было бы сказать, сколько именно раз я проигрывал в уме свои воспоминания, пытался несколько переиначить то, что уже произошло, фантазируя на тему "а вот что было бы, если...", ну, а больше всего меня, конечно же, волновали возможные пути развития наших отношений.

Сильнее всего мне не давали покоя два вопроса.

Во-первых, почему такая девчонка, как Лена, будучи определенно без комплексов, и с ярко выраженными способностями к соблазнению, я бы даже сказал, к совращению, тем не менее, оставалась девственницей? Или может быть, раньше, до меня, она ещё ни с кем себя так не вела? Мало верится...

Во-вторых, моё воображение будоражил тот факт, что, когда мы расстались в субботу утром, она поехала в институт в таком откровенном наряде, который, переодеваясь при мне, она запросто надела прямо на голое тело, как так и надо. Было ли это для неё в порядке нормы, или же это было всё-таки связано, как я шутя предположил тогда, с предстоящей сдачей зачёта?

Одно могу сказать точно: эта девчонка ранила моё сердце, я готов был её объявить самой симпатичной, самой привлекательной, самой милой из всех, кого я когда-либо встречал, но я знал, что не найду себе покоя, пока не увижу её вновь. У меня то и дело в голове проскальзывала её фраза, кинутая на остановке на прощанье: "В понедельник встретимся в институте, там и договоримся", и эта фраза внушала надежду и делала меня счастливым.

...................................................................................................

...В понедельник в институте я одним из первых дел подошёл к расписанию занятий первого курса, нашёл Ленкину группу, и записал на листочке номера пар и аудиторий. Первой пары у них сегодня не было, на второй — лекция, туда я заходить не хотел, так как на лекции собирается весь поток, а вот на третьей паре у них были лабы по физике — это-то мне и нужно.

Дождавшись третьей пары, я спустился этажом ниже, и направился к физической лаборатории. Меня охватило некоторое волнение, вдруг я её сегодня не найду, вдруг она не будет расположена к продолжению наших встреч? Я зашел в комнату. Огляделся. Некоторые студенты за столами ковырялись с приборами, кто-то писал в тетрадь, небольшая кучка толпилась у преподавателя. Трое девчонок, сидевших спиной ко мне, просто праздно болтали о чём-то. Их лиц я не видел, но одна из них, сидевшая с краю, была очень похожа на Ленку, об этом я мог судить по её длинным тёмным волосам и по короткому светло-бежевому топику в обтяжку, который был мне уже знаком. Хотя со спины я больше ничего разглядеть не мог, и у меня оставались всё же сомнения, она ли это, я решился подойти к ним.

Сначала я всё же приблизился к троице сбоку. Моё дыхание немного участилось... Уф! Это она! Ленка меня ещё не видела, так как она сидела, повернувшись лицом к подружкам, но я уже с трепетом смотрел ей в профиль... Как же она всё-таки красива! Мой взгляд скользнул вниз — из-под тени стола, за которым она сидела, белели формы её прелестных обнажённых ног, цветастая коротенькая юбочка в сидячем положении слегка натянулась, и прикрывала разве что самое-самое. На меня тут же нахлынуло, по ассоциации, воспоминание о нашем прощании в субботу: тогда она была одета точно так же. От этого воспоминания моё сердце забилось ещё сильнее. "Парни с её группы, наверняка, сходят по ней с ума", — почему-то подумалось мне.

— Лен! — окликнул я.

Она обернулась:

— О! Привет! Вот уж не ожидала! — на её милом лице тут же всплыла такая обворожительная улыбочка, что я не представляю, как перед ней вообще можно устоять.

— Привет! А ты что это безделием занимаешься, где твоя лабораторная? — я решил начать с шутки.

— А она, мистер Поликов, уже готова (Ленка уловила мой шутливый тон), я вот жду своей очереди отчитываться.

— Ну ты ведь у нас молодец!

— Я знаю! — она была сама невинность.

— А как у Вас насчёт планов на вечер, мадам?

— Пока никак. Не знаю... Можешь меня поздравить, сегодня утром два зачёта сдала.

— Поздравляю.

— Спасибо.

— Ну ты зайдёшь ко мне после занятий? Я буду на кафедре, мне нужно готовить материал к диплому.

— Ладушки!

"Так! Значит, всё обещает сложиться удачно, — думал я, идя по коридору, — Кстати, интересно, у неё сегодня был зачёт... Зачёт... Да нет, о чём это я? Просто, кое-какие сомнения возникают... Хотя нет, глупости это всё! Ленка — хорошая, способная студентка, к чему ей соблазнять преподов, — осмелился я откровенно признаться себе о своих сомнениях".

Я пошёл на кафедру работать над дипломом. "Здравствуйте, Виктор Юрьевич!" — это я поздоровался со своим консультантом по экономической части. Я достал из ящика стола свои книги, статистические таблицы, стал заниматься. Всё-таки я был возбуждён! Я опять вспомнил наше утро в субботу: "...вот я сижу в кресле, допивая кофе, Ленок подходит к шкафу, и, стоя ко мне спиной, скидывает рубашку, оставшись совершенно без ничего. Это меня, конечно же, слегка встрепенуло, несмотря на то, что уже с нами было вчера. Но вот дальше происходит то, чего я уж совсем не ожидал увидеть: не поворачиваясь ко мне, она, прямо как есть, надевает на себя легкомысленную мини-юбку типа "набедренной повязки" и уверенно собирается в институт... Хотя может быть она стеснялась искать трусики при мне? Едва ли". В моей голове вертелась дерзкая мысль: "удастся ли мне узнать, что на ней сегодня из нижнего белья, да и есть ли оно вообще?" Конечно, вслух бы я ей об этом ни за что не сказал. Но фактор неизвестности особенно будоражил воображение. Да, надо всё-таки заняться дипломом.

В дверь постучали. Моё сердце застучало тоже: Она!

— Здрасьте... Извините, а вы будете сегодня лабораторные принимать? У меня две не отчитаны. — Да, я ошибся, это был студент с первого курса.

— Завтра с первой пары начну.

— Ладно, извините.

— До завтра!

Так, коэффициент затрат при внедрении новой модели оборудования составит...

...Я почувствовал нежное прикосновение ладони к моему плечу и знакомый аромат сладких духов. Она открыла дверь тихо и незаметно приблизилась ко мне.

— Ну, как дела?

— Да вроде бы ничего.

— У меня тоже.

Ленусик провела рукой по моим волосам и села, свесив ножки, на краешек стола, за которым я занимался. Я отложил в сторону конспекты. Разговор как-то клеился не очень. Мысленно сняв с себя напряжение, я по-дружески похлопал Ленку по ноге чуть повыше колена:

— Да, кстати, ты уже сдала курсовой?

— Сегодня сдала.

— А когда защита?

— На этой неделе, в среду или в четверг. Так что я буду занята все эти дни.

— Понимаю... А сегодня?

— Сегодня — не знаю, — она загадочно улыбнулась и снова прикоснулась к моим волосам.

Я поднял голову и посмотрел на Ленку.

— Ты сегодня так красива!

— Спасибочки.

Ленкин топик был настолько прозрачен, что не было никакого труда различить не только форму грудей, но и цвет её плотных сосков. Я сразу почувствовал нарастающее давление у себя под брюками. Улыбнувшись ей в ответ, я провёл ладонью по Ленкиной ноге, слегка поглаживая её, бархат её кожи сводил меня с ума.

— Значит, ты не знаешь насчёт сегодня?

— Вообще-то нет. Погода с утра хорошая была. — С этими словами она встала со стола и подошла к окну, положив ладони на подоконник.

— Вроде бы дождик собирался.

— Да? — окно было открыто, и Леночка, чтобы высунуться из него, выставила одну ногу назад и согнулась пополам через широкий подоконник, опёршись на локти. Её юбчонка при этом оголила большую часть ягодиц, варварски обнажив тёмно-коричневое анальное отверстие и сочные розовые половые губки в промежности. Я незамедлительно ощутил, как капли смазки с моего набухшего органа предательски смачивают мне трусы. Мой пульс подскочил, наверно, вдвое, и я еле выдавил из себя:

— Ну так... как т-там?

— (Ленка протянула руку вперёд) Слушай, правда, маленький дождик покрапывает.

— Так что, я думаю, лучше пойти отдохнуть в какое-нибудь заведение, чем бродить по улице.

— А ты долго ещё тут будешь?

— Вообще-то у меня дела есть в институте.

"Да..., — думал я, — вот бы узнать, часто ли её сокурсникам достаётся такое зрелище, которое сейчас вижу я? — А ведь она прекрасно понимает, что в такой позе она выставляет на всеобщий обзор не только аппетитную попку, но и свою прелестную киску".

— И много у тебя ещё дел? — спросила она.

Я подошёл к подоконнику и, опёршись на него так же как она, пристроился рядом.

— Предлагаю сходить куда-нибудь в кафе или на дискотеку.

— Я — за.

Я аккуратно обнял это очаровательное создание чуть пониже талии.

— Пойдём в "Альбатрос"? Там можно и за столиком посидеть, и потанцевать.

Я понимал, что стоит мне немного опустить руку, которой я обхватил Ленку, и я уже прикоснусь к её голеньким ягодицам. Я, как бы продолжая обнимать, слегка повёл рукой вниз. Ленка приблизилась ко мне и прижалась к моему бедру. Тогда я, осмелев, полностью опустил ладонь на её правую ягодицу, и стал слегка поглаживать Лене попку.

— Да можно и в "Альбатрос", — ответила она.

— Только надо договориться, как мы встретимся.

Я осмелел окончательно, и теперь стал продвигать ладонь к середине попки, в сторону промежности. Лена ничуть не возражала против этого. И вот я уже коснулся двумя пальцами её сладкой писечки. Леночка обняла меня за плечо. Мы, так и оставаясь высунутыми из окна, повернулись друг к другу лицами. Я подмигнул Ленке, а она улыбнулась мне в ответ и чмокнула меня в губы. Моя правая рука оставалась на Ленкиной попке, а пальцами я стал постепенно гладить её писю, проникая внутрь половых губок. Писечка была уже заметно намокшей.

— Я, наверное, успею съездить домой. А вечером сама заеду к тебе, я ведь помню, где ты живёшь.

— Ну могу и я заехать.

— Но просто это далеко, а от тебя близко.

— Согласен.

Ленка поднялась с подоконника, и мне пришлось убрать руку из её промежности.

— Ну что, ладненько? В семь вечера — пойдёт?

— Да, я успею.

Она взяла сумочку и направилась к двери. Возле дверей мы чмокнулись в губы.

— Ну пока! — сказала она.

— До вечера!

Я снова остался один. "Странный народ эти девушки, — подумал я, — собралась и убежала, как будто мы ничем таким только что не занимались".

Я закончил свои конспекты, заскочил на кафедру охраны труда, сделал ещё кое-какие дела и неторопясь поехал домой.

Семь вечера. Никого нет. Десять минут, пятнадцать минут, двадцать минут... Что-то не так...

Она позвонила мне в дверь тридцать пять минут восьмого. Ну что же, простим, девушки имеют на это право в отличие от нас, мужчин. Хотя кто это утвердил?

— Зайди пока. Сейчас соберусь.

Она переступила порог и сняла босоножки. Глядя на её босые ноги, я предложил тапочки, но Ленок отказалась:

— Да мне не холодно, спасибо, не надо.

— Посиди пока в кресле, я сейчас подойду, — я проводил Ленку в свою комнату.

По её виду можно было подумать, что она и не заезжала домой: не переоделась, та же сумочка, тот же макияж... Девушки обычно так не делают, уж коли куда собираются, то... Короче, ещё одна загадка.

Доделав свои дела, я через пять минут вернулся в комнату. Ленка читала мою газету, что лежала на журнальном столике. Сама она сидела в низком кресле в весьма непринуждённой позе, отчего из-под юбки прекрасно была видна её вульвочка. Мой член снова восстал, и я понимал, что едва ли смогу скрыть это от её глаз.

— Ну что, готов? — Ленка заметила, как я вошёл, и отложила газету. Но ног при этом не сдвинула, как обычно делают девушки, если их застали в не очень скромной позе.

— Да, готов.

— Ну пошли?

Мы забились в переполненный автобус и поехали в "Альбатрос". В баре было довольно много людей, несмотря на понедельник. Видно, сказывалось приближение лета. Я выбрал столик недалеко от барной стойки, и мы сели за него рядом друг с дружкой. Вскоре подошли две молоденькие девчонки, и сели за этот же столик напротив нас, больше свободных мест в баре уже не было. Я решил, что буду пить пиво, Ленка также согласилась на пиво, и я заказал две кружки для начала.

Надо признаться, было весьма приятно чувствовать себя в обществе трёх миловидных девчонок, одна другой моложе. Хотя мы с Ленкой общались сами по себе, а они сами по себе, тем не менее, мы непроизвольно встречались взглядами с этими девчонками, так как сидели напротив, и мне составляло не мало труда не дать Ленке заподозрить меня в том, что я заглядываюсь на других.

Но через некоторое время Ленка вытащила меня потанцевать. Надо сказать, танцевала она очень красиво и сексуально, так что многие из подвыпивших посетителей откровенно засматривались на её движения. Это, с одной стороны, меня тревожило, но с другой, было приятно знать, что мне завидуют, в том что эта девушка со мной. И вот, наконец-то, медленный танец. Я обнял Лену за талию, и мы стали потихоньку двигаться в такт музыки. Она также обхватила руками меня за спину, и прижалась настолько плотно, что её бедро касалось моего, а своей грудью я ощущал её упругие соски, покрытые лишь тонкой тканью её топика. И эти соски во время танца слегка тёрлись об меня. В конце концов я уже понял, что она не может не чувствовать своим бедром, как напрягся мой член. "Ну и пусть!" — подумал я, её соски ведь тоже напряглись, и я чувствую это.

Но вот танец закончился, и я предложил вернуться за столик.

Я взял ещё по пиву, и мы о чём-то, уже не помню, стали говорить. Потом я прервал Ленку, чтобы её поцеловать. После кратковременного поцелуя мы продолжили беседу, и тут я почувствовал... что её рука легла мне прямо на член. Наших соседок, правда, не было, они в это время оттягивались на танцполе, но мне всё же стало неловко оттого, что сбоку нас неплохо видно. Тем не менее, это стало меня заводить, и я аккуратно поместил свою ладонь на Ленкину ногу, перехватив кружку в левую руку. Ленок же стала постепенно надавливать на мой набухший член, поглаживая его через брюки, а сама продолжала слегка подвыпившим голосом о чём-то тараторить, я уже не вдавался в смысл её рассказов. Вместо этого я просто стал гладить её ногу выше и выше, и добрался до самого края юбочки. Залезть рукой под юбку вот так вот, в баре, за столом, я не решался, тем более я знал, что там нет трусиков. Но через некоторое время произошло нечто невероятное: представьте себе, она сама, сидя за столиком с пивом, поставила кружку на стол, и, продолжая массировать мой член через брюки, другой рукой взяла мою ладонь и продвинула к себе под юбочку, слегка разведя ноги. Надо быть, конечно же, полным остолопом, чтобы не понять, что от тебя хотят! Я немного огляделся по сторонам: на нас озираются двое за соседним столиком слева, остальные увлечены своими делами. Я, держа правую руку под юбочкой, нащупал пальцами Ленкину писю. Вы не представляете, какой она была мокрой! Я раздвинул пальцем её половые губки, и стал водить между ними. Я понимал, что непосредственно увидеть то, чем мы занимаемся, весьма затруднительно, окружающие могут лишь видеть то, как наши руки действуют под столом, хотя понять, что мы там делаем, проще простого. Тем временем Лена, не решившись расстегнуть мне ширинку, засунула руку в мои брюки сверху, через ремень. Её рука скользнула под мои трусы, и теперь уже она продолжала мять мой член за голое тело. Я нащупал Ленкин клитор, и стал его теребить двумя пальцами.

И тут произошло нечто, для меня совсем не желательное: вернулись две наших соседки, совсем молоденькие девчонки, и сели на своё прежнее место. Я заметил, что они с любопытством смотрят на нас, хотя того, что происходит под столом им, конечно, не видно.

Я собирался было всё прервать, но сначала я одёрнул Ленку, обратив её внимание на девчонок, и вопросительно взглянул на неё. В ответ она лишь поморщилась и вяло протянула: "Уууу", что следовало понимать как "Ну их всех, давай закончим что начали". И она продолжила мять мой член под трусами, а я чувствовал, что из её вульвы вовсю текло, так что, наверное, стул был уже мокрый. Я покосился на девчонок напротив: было видно, что они боятся смотреть на нас в открытую, тем не менее, они явно ошарашены и обалдевают от происходящего, поглядывая на нас украдкой. Вот одна из них кашлянула. И ещё раз кашлянула.

Я и сам в тот момент с трудом осознавал реальность происходящего.

Я почувствовал, что сейчас всё, и толкнул Ленку в плечо. Она поняла, и обхватила мой член ладонью так, чтобы я мог кончить в неё. И тут я кончил Ленке в ладонь, мне было до безумия приятно, я наслаждался нашей дерзостью, и одновременно было жутко стыдно. Не перед Леной, конечно, а мне — за нас обоих. Она тем временем стала как можно аккуратней доставать из брюк свою ладонь, сжатую в кулачок, чтобы не перепачкать спермой мои трусы. Чуть-чуть они всё-таки испачкались, но большая часть осталась у неё в ладони, когда она вынула руку. Я тоже убрал свою руку из-под её юбки. Честно говоря, я думал, что Лена сейчас пойдёт вымыть руку, но она просто, так чтоб никто особо не видел, вытерла ладонь об свою ногу, размазав сперму по ноге.

— Пойдём ещё потанцуем?

Этого я тоже не ожидал. Мне казалось единственно разумным услышать из её уст фразу "Ну что, поехали по домам?", но нет, — она сказала "Пойдём ещё потанцуем?"

Я думаю, не надо объяснять, что я согласился. Мы потанцевали, выпили ещё по пиву, и только после этого я поехал провожать её домой. Было уже одиннадцать вечера, и автобус, в котором мы ехали, был достаточно пуст. Мы сели рядом на два свободных места, обняли друг друга за плечи, и, разговаривая на какие-то романтические темы о звёздах, космосе, разумных мирах, не заметили, как уже подъехали к её остановке.

— Извини, мне надо идти, завтра трудный день, — сказала мне Леночка возле своего подъезда.

— Ты говоришь, что до конца недели занята?

— Да, к тому же послезавтра родители приезжают с дачи.

— Понятно! — вздохнув, произнёс я.

— А мы могли бы поехать ко мне на дачу вдвоём в субботу. С ночевой — добавила она.

— Это было бы здорово.

— В пятницу тогда в институте меня найди, договоримся. Я побежала! — Ленка чмокнула меня в щёчку и так, что я не успел опомниться, скрылась в своём подъезде. А мне предстояла дальняя дорога домой в столь поздний час. Транспорт уже отсюда не ходил...

...На неделе я решил вплотную заняться дипломом, пока моя Ленусик занята с учёбой. По всей видимости, мне предстояли интересные выходные. Диплом же всё-таки пора уже подготовить. Я посещал библиотеку, ходил на беседы с консультантами, в общем, всё, как положено. Состояние духа у меня было превосходное, то, что называется, когда можно горы свернуть. Ленку я пару раз случайно встречал в институте, она бежала по каким-то своим делам, я тоже был занят, и мы лишь приветливо перебрасывались взглядами и воздушными поцелуями. "И всё же, — думал я уже который раз, — как я раньше мог столько времени не замечать существования этой девушки?" То, что она существует рядом со мной, и то же делает сейчас свои важные дела, и то, что у нас запланирована поездка на дачу, на её дачу, и совместный отдых после трудной недели, придавало мне невероятной силы и уверенности в себе.

В пятницу она меня нашла сама прямо с утра. Я в это время уже занимался в библиотеке, и неизвестно, каким образом она догадалась, что я именно там. К столу, за которым я сидел с книгами, подошла моя Леночка, в синих джинсах и неброском свитере (день выдался прохладный), подошла, как всегда незаметно, и первое, на что я обратил внимание, когда она положила руку на моё плечо — её новая причёска. Она слегка укоротила волосы сзади и собрала их в пучок. Макияжа на ней тоже было совсем немного. Честно говоря, длинные распущенные волосы мне нравились гораздо больше, но этот новый вариант, тем не менее, придавал ей какой-то шарм и, возможно, привлекал именно своей простотой и непринуждённостью. Я улыбнулся, увидев её, и взял её ладонь в свою.

— Ну, как твой курсовой?

— Спасибо. Защитила на "пять". И всё благодаря тебе!

— Ты меня уже благодарила за это.

— Да я и ещё могу, мне не жалко, — пошутила моя милашка.

Мы договорились встретиться завтра, в десять утра, на ж/д вокзале. Её родители, оказывается, ещё не приехали с дачи, но они собираются вернуться в город после нашего приезда туда. Мы ещё немного поболтали о наших делах, и она убежала на занятия.

На следующий день я наскоро собрался, позавтракал, и, захватив с собой минимум вещей, отправился на ж/д вокзал. День снова выдался жарким, что прибавило мне настроения, так как я уже опасался, что начавшееся на неделе похолодание затянется надолго. Тем не менее, я всё же приготовил с собой тёплый свитер, так как нам предстояло ночевать на даче.

Ленок меня уже ждала. Это был первый случай, когда она появилась раньше назначенного. Я увидел её ещё издали, с небольшим цвета хаки рюкзачком на плече, в белой футболке с коротким рукавом и обрезанных джинсовых шортах с бахромой. Весь её вид говорил, что она собралась на природу. Она меня также сразу увидела и махнула мне рукой. Вы, очевидно, хотя бы раз, испытывали такое странное чувство, что, когда ждущий вас человек смотрит издалека на то, как вы приближаетесь к нему, идти становится как-то неловко, и шаги кажутся неуклюжими. Вот именно это я и испытал в тот момент.

Электричку мы ждали недолго. Дорога до Ленкиной дачи занимала полтора часа на электричке, и ещё минут сорок пешком от станции через дачный массив. И вот мы на месте.

Знакомство с родителями Ленки прошло очень гладко, они были рады нас видеть обоих, и вообще, как-то сразу отнеслись ко мне хорошо. Ленкин отец оказался слегка полноватым, немного лысым, сильно загорелым, весёлым и приветливым мужиком. Мы с ним как-то сразу вошли в контакт. Про таких обычно говорят "свой парень". Её мама была несколько суетливой, и излишне заботливой молодой женщиной лет сорока. После небольших "Цэ-У", данных родителями, осмотра "апартаментов" и длительных комментариев на тему того, где и что можно взять поесть, её предки погрузились в старенькую "шестёрку" и уехали в город. Мы остались вдвоём.

Дача представляла собой уютный двухэтажный деревянный домик с небольшой открытой верандой на втором этаже. На участке — фруктовый сад с ещё только зацвётшими яблонями и грушами, обнесённый свежевыкрашенным забором с металлической калиткой. Мы зашли в дом, Ленок тут же скинула футболку и шорты, оставшись в узком, цвета морской волны, купальнике-бикини, и предложила мне тоже раздеться до плавок. Что я и сделал. Мы немного подкрепились салатом из свежих овощей и варёной картошкой "в мундире", утолили жажду старой заварки дачным чаем, и немного отдохнули на веранде, наслаждаясь видом зелёной природы.

— Ну что, пошли на речку? — предложила мне Лена.

Сложив в пакет полотенце, подстилку, бутерброды, игральные карты и несколько бутылок пива, я потянулся за своими джинсами.

— Да не одевайся ты, пошли прямо так, — остановила меня Ленок.

Я отложил в сторону джинсы, и, натянув на ноги кеды, пошёл прямо в плавках. Ленка тоже, как была, отправилась в купальнике, надев только босоножки. Путь на речку Сосновку проходил через дачный массив по грунтовой дороге с небольшим уклоном вниз. Идти было достаточно далеко. Солнце уже начинало припекать, и дико захотелось пить. Я пожалел о том, что не взял ничего кроме пива. Но Лена сказала, что недалеко есть небольшой магазинчик, который уже открыт, и там можно взять минералки.

— Хорошо, тогда веди меня, — сказал я.

Вскоре мы свернули на узкую тропинку, и она пошла впереди. Я шёл за ней, и наслаждался, глядя на свою грациозную принцессу. Лишь узкая полоска её плавок проходила посередине между её ягодицами, которые оставались абсолютно открытыми навстречу солнцу и воздуху, а также завороженным взглядам отдельных прохожих. Она была неповторима!

Купив минералки, мы тем же путём вернулись назад на основную дорогу и отправились дальше, но теперь уже оросив свои внутренности холодной, пощипывающей язык водой. Идти стало легче, и вскоре мы уже были на речке.

На Сосновке оказался достаточно хороший, и на удивление, чистый песчаный пляж. Узкая полоска песка обрамлялась зелёными ивами. На пляже было ещё не слишком много людей, хотя дачный массив был большой. Мы немножко прошли вдоль берега и, выбрав удобное место, расстелили подстилку под ивой. Мне не терпелось искупаться. "Сейчас!" — сказала Ленка. На удивление мне, она тут же расстегнула сзади застёжку лифчика, сняла его и убрала в пакет. Потом скинула босоножки, "Ну что, я готова. Пошли!"

Я впервые увидел обнажённые груди Ленки. До этого я их мог наблюдать лишь через прозрачную ткань топика либо через вырез блузки. Они были великолепны, не очень большие по размеру, аккуратные и упругие, их действительно не стыдно было показать. На её грудях был абсолютно ровный, сплошной загар. Мы побежали к берегу и окунулись в прохладные воды Сосновки.

Время шло незаметно. Мы купались, загорали, опять купались. Пару раз перекинулись в "дурачка", потягивая пиво. Было желание остаться здесь до вечера. Но, к сожалению, небо понемногу стало хмуриться, и начали скапливаться тучки. Людей на пляже становилось всё меньше. Мы решили, что ещё раз искупаемся, и тоже будем собираться домой.

В последний раз зайдя в реку, мы немного постояли в воде. Я обнял Ленку сзади за плечи, и постепенно переместил руки на её груди. Как приятно было ощущать ладонями Ленкины упругие соски! Я чувствовал, как они затвердевают при этом. Немного искупавшись, мы вылезли на берег. "Оботри меня полотенцем", — сказала мне Лена. Я вытер ей спину, плечи, аккуратно обтёр груди и соски. Потом она вытерла меня. Мы обулись, после чего Ленка надела бюстгалтер, и мы отправились к своей даче.

На середине дороги нас всё-таки накрыл дождь. Он ещё был слаб, и мы прибавили шаг. Но уже через пять минут дождь превратился в ливень, мы стали снова такими же мокрыми, как если бы не вылезали из воды. Почти бегом мы добрались до дачи. Начинался вечер.

— Блин, купальник весь мокрый, придётся сушить, — сказала она, когда мы вошли в дом.

Ленка сняла лифчик, отжала его, и повесила сушиться в предбаннике. После чего, стоя лицом ко мне, она нагнулась, взялась за резинку плавок, и, как ни в чём не бывало, также их сняла и стала выжимать.

— Давай твои плавки, их надо тоже повесить, — обратилась она ко мне.

Я немножко опешил от такого поворота событий, но всё же снял с себя плавки и отдал их Ленке. Я старался мысленно успокоить себя, чтобы она не могла увидеть, как встаёт мой член. Мне было достаточно стрёмно вот так вот стоять перед ней голышом. Я ещё никогда не был при ней полностью голым. Но я видел, что Ленка чувствует себя вполне в своей тарелке, и это меня успокоило.

— Ух, какой мокрый, бр-р-р! — сказала она игривым тоном, когда подошла и, обняв меня, прижалась своим обнажённым телом к моему, — Давай полотенце!

Мы вытерли друг друга, мой член уже почти полностью стоял, скрывать свои рефлексы при этом оказалось выше моих возможностей.

— Я сейчас разогрею щи, потом попьём чай и отдохнём, ага? — с этими словами она надела домашние шлёпанцы, и прямо голышом прошла в небольшую кухоньку на первом этаже.

Там был холодильник и электроплитка. Честно говоря, было забавно ходить по дому вдвоём голышом, и мне начинало это нравиться.

Вскоре щи были готовы. Мы сели за столик, пообедали (или поужинали, кто его знает?). После ужина Ленулька достала из холодильника припасённую бутылку креплёного вина.

— Для сугрева, — сказала она.

Я открыл вино и разлил его на двоих по стаканам.

— За нас, — сказал я, поднимая стакан.

— Нет, подожди. Я хочу коктейль, — капризным тоном произнесла она.

— Какой коктейль?

— Сейчас узнаешь.

Ленка встала со своего стула, подошла ко мне и села мне на колени. Это было восхитительно!

Голая девчонка сидит у меня на коленях, вы слышали? Но это ещё не всё — она тут же взяла в руку мой напряжённый член и стала его дрочить. Я одной рукой придерживал Ленку за спину, а свободной сначала немного погладил короткие черненькие волосики на её лобке, потом слегка развёл ей ноги, и стал гладить половые губки между ними. Она пришла в возбуждение очень быстро, мы немного помастурбировали друг дружку, и я ощутил, что сперма уже подкатывает на выход.

— Подожди, а то брызнет, — тихим голосом проговорил я.

— Сейчас, подожди, — ответила она.

Я сначала не понял, чего ждать. Но последовавшее после этого меня настолько ошарашило, что я на какое-то мгновение подумал, что вижу какой-то эротический сон. Она взяла со стола свой стакан с вином, продолжая другой рукой активно работать с моим членом. Едва она успела подставить под него стакан, как сильная порция спермы брызнула прямо в него. Она продолжала поддрачивать до тех пор, пока поток спермы не иссяк. После чего она окунула мой пенис в стакан и ополоснула его там, смыв всё до последней капли моей спермы с головки пениса. Это было настолько необычное ощущение, когда девушка опускает твой член в стакан с вином! Какое-то благородно-изысканное извращение, я бы сказал. Затем чайной ложкой она тщательно перемешала всё, так, что красное вино превратилось в светло-розовую жидкость.

— Вот, мой коктейль готов, — пояснила она.

— Ну ты даёшь! — только и смог обалдевшим голосом ответить я.

— Ну что, за нас!

Мы подняли стаканы и чокнулись.

Ленка пила коктейль медленно, смакуя. Я с нескрываемым интересом наблюдал, как она поглощает эту смесь, словно некий божественный нектар, и тоже потихоньку тянул свое вино.

— Пошли наверх, — сказала Лена, допив коктейль.

Я прихватил бутылку, пару бутербродов с колбасой, и мы поднялись на второй этаж. Там стояли два небольших диванчика, тумбочка и телевизор. Мы уселись рядышком на одном диване, я подвинул телевизор так, чтобы он оказался напротив нас, и включил. Потом разлил ещё по полстаканчика, и мы снова чокнулись. Ленка села на диване по-турецки и, смакуя вино, откинулась назад. Я тоже откинулся, и обнял её сзади за талию. Ничего особо интересного по "ящику" мы не нашли.

— Я посмотрю, кончился ли дождь, — Ленка вышла на веранду.

Дождь уже кончился, а на улице было уже темно.

— Давай спустимся вниз, во двор, посидим на свежем воздухе, — пригласила она.

Я согласился. Мы спустились вниз. Мои плавки, висевшие в предбаннике, ещё не просохли, и тогда я стал искать свои джинсы.

— Да можешь не одеваться.

— Что, прямо так, на улице? — удивился я.

— Сюда всё равно никто не войдёт, на улице темно, а калитка закрыта.

Мы вышли в сад в одних тапочках. Земля была влажной после дождя, но лавка стояла под деревом, и была почти суха. Мы сели на лавочку, я разлил по стаканам остатки вина, и у нас завязался уже, можно сказать, пьяный разговор. После солнца, купания, с усталости, вино как-то быстро ударило в голову, и Ленку уже потянуло на откровенности. Меня тоже.

— А здорово на улице голышом, — сказала она.

— Да, прикольно, — ответил я, — только когда не видит никто.

— А если кто увидит, то что с тобой случиться?

— Да в принципе, не знаю. Может, и ничего.

— Так что, пусть тебя это и не волнует.

Тут я решился задать ей вопрос, который в трезвом состоянии я бы не задал:

— Лен! А вот я заметил, что ты иногда в институте под юбкой ничего не носишь?

— Это когда я в цветной юбке хожу?

— Ну да, наверное.

— Есть у меня такая юбка, она красивая, но трусиков под неё не наденешь. Просто белые трусики будут просвечивать под ней — ткань такая, а это будет некрасиво.

"Да, вот оно объяснение! Странная женская логика. Лучше уж надеть ультра-мини на голое тело, чем будут просвечивать трусики. М-даа...", — подумал я про себя.

Мы ещё немного посидели на лавочке и пришли к выводу, что оба уже хотим спать. Мы зашли в дом. "Ложись пока, я сейчас", — сказала Ленулька, и я поднялся наверх. Я лёг на диван на спину, не накрываясь одеялом. Минут через пять пришла она. "Опять будем на разных диванах спать?" — подумал я. Но нет — на этот раз она забралась на мой диван, уселась на колени боком, и... склонилась над моим членом. Немного поласкав его руками, она взяла его в рот. Пососав немного, она легла на меня и развернулась так, что моя голова оказалась между её раздвинутыми ногами, и она выгнулась, поднеся свою писю прямо к моему лицу. Мы оказались в позе 69. Я погладил рукой её гладкие ягодицы, немного провёл пальцем между ними, потом погладил писю, и, раздвинув половые губки, ввёл туда свой язык. Тем временем Лена сосала мой член всё более исступлённо, ускоряя темп. Я с жадностью вылизывал её киску, полизывая срамные губки, промежность, поигрывая пальцем с клитором. Я наслаждался великолепным возбуждающим вкусом и запахом её вагины. Жиденькие волоски приятно попадали мне на язык. Потом я слегка поцеловал её ягодичку, и другую тоже. "На том конце" также кипела работа, и я чувствовал, что мой конец приближается.

Внезапно Ленка прекратила своё занятие, не дав мне кончить. Я сначала не понял. Но она развернулась, легла на спину рядом со мной и широко раздвинула ножки. Я воспринял это как приглашение. "Неужели она сейчас собирается расстаться с девственной плевой?" — подумал я. Я перебрался наверх, поместив свои ноги между её ног. Наши губы слились в страстном поцелуе, и языки проникли друг другу в рот. Рукой я поласкал её налившиеся соски, потом переместил руку к Ленкиной мокрой писе, и погладил ей клитор. Поняв, что она готова, не прекращая затяжного поцелуя, я провёл своим членом вдоль её щели, получив от этого невероятное наслаждение. Наши тела были потные и скользкие. И вот момент истины! Осторожно надавливая, я протолкнул свой член ей внутрь, ощутив момент, когда препятствие отступило. Ленок лишь негромко ойкнула. "Ты как?" — заботливо спросил я. "Всё великолепно! Давай!" — прозвучало в ответ. Сначала осторожно, потом немного быстрее я стал вводить член в её тугое, неразработанное влагалище. Это было неописуемо. Мы буквально сошли с ума, как говорится, "крыши посшибало"! Ленка снизу подпрыгивала мне в такт, а я напирал сверху, теперь уже вводя член на всю глубину. "Давай в меня! Я хочу! Всё нормально", — вдруг попросила она, и я понял, что моя Ленулька вот-вот кончит. В тот момент, когда она застонала, и неистово впилась своими губами в мои, я ощутил своим пенисом, как стало в конвульсиях дёргаться её влагалище, из меня вырвалась струя спермы прямо в Ленину писю. Я продолжал работать членом в уже хлюпающем от моей спермы и собственных соков влагалище, пока не иссякло всё. Осторожно вынув свой орган из Лены, я переместился на бок, и нежно обнял её за спину, поглаживая Леночкины соски. Капля крови на постели была совсем небольшой, и Ленок уверяла меня, что болит не очень.

Мы немного полежали в обнимку, и потом я переместился на спину. Ленка тоже легла рядом со мной на спину, закинув одну свою ногу на мою. Она опустила руку и поместила её на мой член, захватив снизу яички. От этого он снова стал напрягаться. Я тоже аккуратно поместил руку между её раздвинутых ног, положив её на Ленину писечку сверху. Вводить палец внутрь я не стал, так как понимал, что она ещё, наверно, побаливает. Так, держась за гениталии друг друга, мы лежали, и о чём-то потихоньку болтали. Подкатывал сон, и мой член в Лениной руке стал постепенно успокаиваться и опадать. Я заметил, что она уже спит, и тоже, не убирая руки с её писи, погрузился в сладкий сон.

Что было дальше, догадайтесь сами.

Расскажи друзьям:

Подписывайся на пошлые истории в Телеграм - то, что не опубликуют на сайте.