Пошлые рассказы

# 1119

Сюрприз

— Привет, солнце.

— Привет! Как ты? Когда приедешь? Я соскучилась! Тут столько всего случилось…

— Подожди-подожди, болтушка. Завтра приеду, и все расскажешь, а сейчас мне надо бежать. Я звоню, только чтобы сказать, что приеду завтра утречком.

— Ну, болтушка, что же тут поделаешь. Ладно, милый. Приезжай скорей — тут тебя сюрприз ждет. — Жена чмокнула трубку и хихикнула. Я улыбнулся, представив себе ее выражение лица. Вот ведь, заговорщица!

— Хорошо, красавица, до завтра.

— Пока.

Прежде чем связь прервалась, я услышал, как он сказала кому-то — «Завтра приедет», но не придал этому значения. Не знаю, изменяла ли она мне когда-нибудь, но, честно говоря, не уверен, что меня сам факт физической измены, сильно бы расстроил. У нас с ней все хорошо, и то, что нас связывает не так-то просто разрушить. Меня иногда даже посещала фантазия, о том, что она занимается сексом с другим мужиком. Возбуждающая фантазия. Поэтому я и не волновался.

Ключ в замке тихо хрустнул, и дверь открылась. Было еще довольно рано, и я не хотел будить жену, по крайней мере, звуком хлопающей двери. Закрыл дверь, снял и бросил на пуфик куртку — дверца у шкафа в прихожей открывается со скрипом. Почувствовав себя немножко шпионом, я на цыпочках вошел в большую комнату. Здесь моя мимолетная фантазия о том, что застану жену с любовником, быстро развеялась — диван был расправлен и застелен. Она лежала одна, чуть не с головой под одеялом, обняв подушку руками. Вообще говоря, у нас есть спальня, но я быстро нашел объяснение тому, что жена спит в гостиной — на простыне рядом с подушкой лежала лентяйка от телевизора.

Я разделся, все так же стараясь не шуметь, и сел на краешек дивана у нее в ногах. Руки у меня были холодные с улицы, и я решил чуток подождать, пока они отогреются. К тому же несколько минут предвкушения никогда не помешают, а вовсе даже наоборот, создадут нужный настрой. Просидев в такой эротической медитации минут пять, я полез под одеяло. Руки еще не отогрелись, но терпению моему пришел предел — сказалась, видимо, пауза в общении.

Аккуратно приподняв одеяло, я начал пробираться к своей цели. Лена лежала, подогнув одну ногу. Дыхание ее не изменилось — значит, еще не проснулась. Хоть мне и жгло одно место от нетерпения, я старался не спешить — мне хотелось разбудить ее легкими ласками, так, чтобы она уже сквозь сон начала возбуждаться. Мне очень нравится, когда она вся такая мягкая и податливая от сна. И ей это тоже нравится — она говорит, что после сна тело еще расслабленное и мысли текут медленно, а потому удовольствия получается больше. Вот с такими мыслями я начал легонько целовать ее выпрямленную ногу. Чуть-чуть задержавшись в ямке под коленкой, я стал подниматься выше по дивану. Здесь-то меня и ждал первый сюрприз. Мне даже пришлось слегка приподнять одеяло, чтобы рассмотреть одежку, в которой она спала. Обычно она спала в трусах и футболке, а сейчас на ней были обеты какие-то шортики из мягкой трикотажной ткани. Таких я раньше у нее не видел. Собственно, это было даже к лучшему, учитывая ширину штанин у шорт. Я снова накрылся одеялом и продолжил целовать ее ножки, одновременно поглаживая их руками. Видимо где-то тут она и проснулась — я услышал ее глубокий вдох. Сладко зевнув, она, было, собралась перевернуться на спину, но я ее удержал, нежно, но твердо, прижав к дивану. Она не стала настаивать, и я продолжил ласки. Проснувшись теперь, она стала мне подыгрывать. Дыхание сбилось, и тело с растущим энтузиазмом стало отдаваться ласкам. Когда моя рука очередной раз заехала в штанину ее шортиков, Лена чуть выгнулась, приподняв бедра, и мои пальцы первый раз проскользнули по губкам моей вожделенной цели. Здесь случился второй сюрприз — волос, которые там были раньше, сейчас не было. С исследовательским интересом я проскользил рукой у нее между ног и на живот, пока пальцы не коснулись пупка, потом — обратно, прижимая ладонь уже чуть сильнее и позволяя пальцам чуть раздвинуть губки. Ни одного волоска! Сюрприз-сюрприз! Приятный сюрприз! Все новое возбуждает. Теперь я начал совсем терять терпение. Мои руки уже не скользили по ее телу, а мяли его. До груди я пока не добрался — хотел ее тоже потомить. Но все тоже нетерпение, само по себе, двинуло меня к более решительным действиям. Я стянул с нее шорты и, взявшись за бедра обоими руками, приподнял ее зад. Она послушно подогнула колени и выгнула спину, подставив мне губки. Проведя по ним пальцами, я понял, что тянуть дальше не куда — ее влага разве что не капала. Вот оно где счастье! Я придвинулся к ней, и мой член плавно вошел туда, куда так нетерпеливо стремился. Лена слабо охнула и, сбросив с себя одеяло, приподнялась на локтях. Я вынул член обратно и дразнящими движениями стал гладить им ее губки — мне было любопытно, насколько она завелась. Обычно, она эту ласку очень любила и подолгу могла так нежиться. А завелась она, похоже, сильно, поскольку, уже через несколько секунд, ее рука скользнула между ног, взяла мой член и требовательно потянула на себя. Что ж. Я не стал противиться, и какое-то время мы бурно двигались. Меня удивило, как легко удается удерживать ритм и как удачно она двигается в такт моим толчкам. Удовольствие было просто сказочное… После двухнедельного воздержания-то! Но тут пришло время для очередного сюрприза. Собственно, с этого момента сюрпризы уже сыпались один за другим. Я нагнулся вперед и, запустив руки под футболку, обхватил ее груди. Она стала приподниматься на руках, а дальше все как в замедленном кино — мои руки говорят мне, что я держу грудь не своей жены… При этом мы продолжаем вместе двигаться. Она, поднимаясь, вскидывает голову. Я вижу, что волосы у нее волнистые, а не прямые, как у моей жены… В доли секунды в голове собралась совсем другая картина происходящего, и через мгновение наступает кульминационный момент. Я сижу на коленях. Она сидит на коленях у меня. Мой член у нее внутри по самый корень. У нее в этот момент еще не было никаких подозрений, а я уже все понял. Она повернула ко мне голову, но прежде чем волосы открыли ее лицо, я уже знал, что я увижу… Я трахал свою сестру…

Диван, шорты, безволосые губки, вьющиеся волосы… Я должен был сразу догадаться, что происходит. Сюрприз, черт возьми! Я ведь все знал! Они собирались заехать к нам гости и предупреждали об этом за месяц. Месяц прошел, они приехали — моя сестра и ее жених. Жена им застелила диван в гостиной, а сама, значит, сейчас в спальне… Но в уравнении осталась одна неизвестная — где жених? Если Лерка принимала мои ласки, значит, считала, что это не я, а он. А раз так, значит, он должен быть тут, в моей квартире. Но где? Ситуация становилась все более каверзной… Либо жених сейчас выйдет на сцену, либо он сильно занят…

Итак, она повернула голову и посмотрела на меня. По-моему, от того, чтобы влепить мне пощечину и заорать, ее удержала только растерянность, написанная на моем лице. Похоже, она тоже сложила дважды два и поняла, что происходит. Какое-то время мы так и сидели, оба с открытыми ртами, глядя друг на друга. Потом, как бы спохватившись, Лера слезла с меня и с задумчивым лицом села рядом, обхватив колени руками. Я накинул ей на плечи одеяло и сел рядом.

— Ну, здравствуй, сестренка.

Прошло, наверное, пять минут, прежде чем она ответила.

— Что же мы будем делать теперь? — Она была совсем растеряна. Больше, чем я. Мой шок уже прошел, и я стал осознавать происходящее.

— Что делать? Давай рассуждать. Мы с тобой сделали нечто такое, чего бы в трезвом уме делать, скорее всего, не стали бы. Но лично я, дабы сохранять трезвость, должен признать, что произошедшее, когда оно происходило, доставляло мне массу удовольствия… Что? Нет, погоди, не спорь. Мы имеем то, что имеем. Я получал удовольствие, и ты получала удовольствие. Ведь так? Так! Ладно. Правильно ли я понимаю, что здесь вместе со своим женихом?

— Да. — У нее на лица было написано, что про жениха она на время забыла и только сейчас осознала «странность» его отсутствия.

— А где же он? — Я спрашивал, уже зная ответ. Она не знает, где он. Он должен быть тут. Лежать рядом с ней. Но его нет.

— Я не знаю… — Она посмотрела на меня, как будто ожидая опровержения собственной догадки.

— Я тоже не знаю, но ответ напрашивается сам собой. Осталось только это уточнить. Пойдем вместе! Только тихо…

Я взял ее за руку, мы встали с дивана и направились к спальне. По пути я остановился, повернул Лерку к себе. Она все еще была не в себе. Я обнял ее и крепко прижал к себе.

— Лера, я очень рад тебя видеть!

Она посмотрела мне в глаза и на ее губах как будто появилась улыбка. Она тоже обняла меня.

— Я тоже рада тебя видеть. — Она положила голову мне на плечо.

— Надо же было такому случится! — Сейчас я чувствовал к Лерке только нежность, даже, несмотря на то, что мой член прижимался к ее животу.

Я стал ласково гладить ее волосы, но скоро поймал себя на том, что глажу уже ее не как сестру, а как женщину. Вот такие мы, мужчины, переменчивые. И вместе с этой мыслью я почувствовал, что член опять наливается кровью. Интересно, почувствовала ли она? Я чуть смутился, поцеловал ее в щечку и расцепил наши объятия. Мы двинулись дальше, но я успел уловить в ее взгляде какое-то, что ли, сожаление…

Дверь в спальню была закрыта не до конца, и я почувствовал себя ребенком, подглядывающим за своими родителями. То, что мы увидели, нас уже не удивило. Лешка лежал на спине, Лена неспешно насаживалась на его член, сидя верхом. Лешкины руки блуждали по ее телу. Грудь, бедра, живот, снова грудь. Я знаю, Лене эта поза нравилась — она любила скакать сверху. Я же любил эту позу из чисто эстетических соображений — мне нравится видеть тело женщины, с которой я занимаюсь сексом. Красивое тело, красивой женщины, пронизанное сладкой истомой.

Не знаю, что чувствовала Лерка, глядя на своего жениха. Я же чувствовал то, что негодованием назвать было никак нельзя. Я смотрел на Лену с Лешкой, как зачарованный и даже не сразу заметил, как мой член пришел в состояние полной боевой готовности. Зато Лерка заметила. Я стоял у Лерки за спиной и заглядывал в комнату через ее плечо, приобнимая ее за плечи, а мой член уперся как раз в ее зад. Видимо Лерке тоже было не до праведного гнева. Я почувствовал, как она двинула задом так, чтобы мой член провалился у нее между ног, прижавшись снизу к ее губкам, затем снова свела ноги. Несколько секунд мы простояли так, не двигаясь. Потом мои руки сами по себе начали потихоньку гладить Леркины плечи. По-мужски гладить, а не по братски. Лерка не возражала, я чуть осмелел и уже скоро добрался до ее груди — соски отчетливо выпирали даже через футболку. Лерка запустила правую руку себе между ног и еще сильнее прижала мой член к губкам.

Так долго продолжаться не могло. Моя сестра трется о мой член, моя жена на моих глазах трахается с другим мужиком — это, знаете ли, возбуждает… при определенном настрое. Я взял сестру за руку и потянул обратно в гостиную. Она молча пошла за мной. На пол пути я опять остановился, повернулся к ней и сказал:

— Правильно это или нет, но я хочу заняться с тобой сексом.

Та еще сценка: сестра в одной коротенькой футболке, брат стоит перед ней с членом, метящим в потолок, и признается, что очень хочет ее трахнуть. Лерка улыбнулась, возможно, тоже прочувствовав всю соль ситуации. Так ничего и не сказав, она наклонилась и протянула губы для поцелуя.

С ума сойти! Мы целовались как школьники в первый раз. Робко, осторожно, держась за руки. Но скоро робость прошла. Лерка шагнула ко мне и прижалась всем телом, потом чуть раздвинула ноги и рукой направила мой член к губкам. Наш с ней первый в жизни поцелуй не прерывался ни на секунду. Сжав мой член между ног, Лерка начала чуть двигаться, заставляя или позволяя ему тереться о губки. Это была очень томительная ласка. Мое нетерпение опять начало набирать силу, но прерывать поцелуй очень не хотелось. Я так самозабвенно и сладко не целовался уже много лет, и мне казалось, что я могу кончить просто так, стоя с сестрой в обнимку и целуясь. Двинув очередной раз попкой назад, Лерка отпустила мой член и начала медленно опускаться вниз. От одной мысли о том, что будет дальше, я чуть не взвыл. Встав на колени, Лерка уверенно взяла мой член рукой и, прежде чем я успел что-либо предпринять, она уже облизывала губы от моей спермы.

Я помог ей подняться и поцеловал в еще солоноватые губы… Она прижалась ко мне и прошептала на ухо:

— Нам лучше остановиться…

Лерка, хоть она и младше меня на два года, всегда была более рассудительна, чем я. Я ей казался слишком легкомысленным, и мы даже ругались по этому поводу в детстве. Она была права в те давние времена, и она была права сейчас. Нам действительно было лучше остановиться. Лерка обошлась со мной, как с ребенком, отказавшись от своей порции сладкого в мою пользу… Женская хитрость и женская доброта.

Мы оделись. Вернее, одевался, в основном, я, а Лерка, надев шорты, снова нырнула под одеяло. Мы рассудили, что надо этот случай замять и сделать вид, что не знаем о том, что видели в спальне. И, естественно, мы будем делать вид, что между нами тоже ничего не было. А дальше, дело техники. Я пошел в прихожую, тихо открыл дверь, вставил ключ в замок и стал им шумно шерудить и, в довершение спектакля, хлопнул дверью, так чтобы это было слышно «даже» в спальне. Потом включил свет и сосредоточился на изображении из себя честного мужа, только что вернувшегося из командировки.

На шум прибежала жена, наспех нацепив длинный халат. Глаза у нее были честные и радостные, безо всякого чувства вины. Похоже, она действительно соскучилась, несмотря на ее приключения с Лешкой. Мы обнялись и долго с удовольствием целовались. Я тоже по ней соскучился и тоже не испытывал никакого чувства вины перед ней. Потом из туалета послышался звук спускаемой воды — это, видимо, Лешка разыгрывал свой спектакль для Лерки. Я сделал удивленную физиономию и спросил, кто это у нас в гостях среди ночи.

— Сюрприз! — Ответила жена.

«Ты даже не представляешь себе, какой это сюрприз, милая…» — Подумал я про себя…

Расскажи друзьям:
Если Вам понравился этот сайт, поддержите его любой суммой с помощью формы, распрложенной ниже. Это поможет убрать рекламу и регулярно размещать больше свежего контента.